| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Жан-Поль Бельмондо Профессионал
содержание


Скандал из-за «Аса из асов»

По сравнению с предыдущим десятилетием эти годы не будут столь насыщены работой. Еще более сужается круг режиссеров, с которыми сотрудничает Жан-Поль. Любопытно, что из девяти картин, снятых в этот период, четыре были сделаны с Жоржем Лотнером. Но самым удачным в эти десять лет мне представляется фильм, снятый им вместе с Жераром Ури в 1982 году под названием «Ас из асов» и решенный в жанре антифашистской комедии. С Жераром Ури Жан-Поль познакомился в 1968 году на картине «Мозг». Конечно, ему были известны прежние работы этого весьма коммерческого постановщика, изобретателя такого великолепного комического тандема, как Бурвиль —де Фюнес («Зануда», «Большая прогулка»). Жерар Ури всегда работал на среднего французского зрителя, который платил ему за его желание развлечь и отсутствие занудства полными залами и звонкими франками. Постоянной сценаристкой Ури была его дочь Даниель Томсон. Сам Жерар Ури успел побывать в такой ипостаси, как актер, потом показал себя превосходным сценаристом. Его комедии были всегда очень изобретательно выстроены. Фильм «Мозг», где партнером Жан-Поля был Бурвиль, полностью подтверждал это, рассказав о противостоянии двух дилетантов-французов высочайшему профессионалу, англичанину, по прозвищу «Мозг» (Дж. Нивен), в попытке ограбить поезд с натовскими денежными фондами. Комизм фильма заключался в победе ремесленников над профессионалом, французов над англичанами — к восторгу зрителей, не чуждых определенной ксенофобии и изначально симпатизирующих победе своих над чужими. Внутри же картины был еще конфликт трусишки и растяпы Анатоля-Бурвиля и смелого и энергичного Артюра-Бельмондо. Такой многослойный комедийный пирог явно пришелся по вкусу многим. Но Бурвиль вскоре ушел из жизни, другой же «тандем» — де Фюнес — Монтан (в «Мании величия») не очень удался. Так Жерар Ури пришел к мысли снять одного Жан-Поля Бельмондо в динамичной, не лишенной политических акцентов, по сути — антифашистской комедии. Разрабатывая сюжет «Аса из асов», Жерар Ури и Даниель Томсон задумали противопоставить своего главного героя Джо Кавалье, тренера французской команды по боксу, отправившегося на Олимпийские игры в Берлин в 1936 году, не только самому (!) фюреру всея Германии — Гитлеру, но и его изуверской идеологии расизма. Они сталкивают Джо Кавалье с Гитлером и его сестрой, вызывая смех в зале, но одновременно прославляют законы фронтового братства, осуждают антисемитизм. ...На Парижском вокзале какие-то люди просят Джо Кавалье (Бельмондо) позаботиться по дороге в Берлин о десятилетнем еврейском мальчике Симоне Розенблюме, котрого, мол, там, в германской столице, встретят родственники. Добряк Джо не против, малыш ему по душе. Но в Берлине никто не встречает мальчика. И вот, забросив свои основные дела, Джо старается разыскать Розенблюмов, попадая в различные смешные и трагико-комические ситуации. Эти поиски приведут его в «звериное логово» — резиденцию фюрера в Берхтесгадене. К поискам подключается фронтовой друг Джо Гюн-тер фон Бокман, ставший генералом «Люфтваффе». (Они сбили друг друга в первой мировой войне и подружились.) После всевозможных приключений большая семья Розенблюмов благополучно достигнет австрийской границы в машине фон Бокмана. Занимаясь спасением семьи Розенблюмов, Джо не забывает руководить своей боксерской командой, а также ухаживать за французской журналисткой Габриель Белькур (Мари-Франс Пизье), приехавшей интервьюировать Гитлера. В некоторых эпизодах комедии режиссер допускает некоторое насилие над здравым смыслом, не требуя досконального правдоподобия в мелочах. Мотивации могут быть существенно ослаблены. Играя на этом, Жерар Ури ставит своего главного героя перед невероятными задачами, заставляя проявлять изворотливость и смекалку, чтобы выбраться из очередной западни. При этом Джо-Бельмондо как бы подмигивает зрителю, сражаясь с системой, с мракобесием, с расизмом. Это снова рыцарь без страха и упрека, и подобно Дон-Кихоту — личность в высшей степени привлекательная. Создатели фильма знали, что симпатии зрителей им обеспечены. Картина сочетала откровенный балаган с благородными идеями братства людей перед лицом фашизма. Это придает фильму «Ас из асов» определенный «вес». Иные увидели в перипетиях картины некую — актуальную тогда — пропаганду франко-германской дружбы, но это не мешало зрителю искренно потешаться над приключениями француза в фашистской Германии, столь же подчас невероятными, как в недавнем фильме о «китайце в Китае». Но... при выпуске картины на экран случилось нечто совершенно непредвиденное. «Ас из асов» столкнулся в прокате с лентой Жака Деми «Комната в городе». Политически недвусмысленным, прогрессивным акцентам «Комнаты» противостояли коммерческие постулаты «Аса». Действительно «Ас из асов» оттянул многих зрителей, которые при других обстоятельствах были бы не прочь посмотреть фильм Деми, снятый в совершенно иной стилистике («мьюзикла», уже успешно использованного в предыдущих картинах Деми «Шербургские зонтики», «Девушки из Рошфора», «Лола»). Но в этом не было вины создателей «Аса». Претензии надлежало предъявлять прокату, который ухватился за верняковую ленту Ури. При этом, безусловно, сыграли роль и политические соображения. Вот что писал журнал «Синема»: «27 октября 1982 года во время забастовки парижских транспортников 71 тысяча парижан посмотрели картину «Ас из асов». Лишь 3165 предпочли ей «Комнату в городе». Эти два фильма представляют два разных направления в кино. В них все лежит на поверхности. Порядок выпуска и реклама у нас таковы, что даже такой режиссер, как Жак Деми, может лишиться зрителя, хотя его картина — большой, народный, уникальный фильм в современном французском кино».

За Деми вступились левые критики. Они купили страницу в газете «Монд», написав там, что провал «Комнаты в городе» означал бы провал всего французского кино в целом. Они явно преувеличивали... Со своей стороны Жан-Поль Бельмондо опубликовал открытое письмо, обращенное к тем, «кто рубит головы». Защищая свое детище, он только подлил масла в огонь: парижане обожают всяческие скандалы, перепалка в прессе подстегнула интерес к «яблоку раздора». Возражая тем, кто защищал «Комнату в городе» против «Аса из асов», Бельмондо напомнил слова Жана Кокто о том, что «во Франции равенство заключается в том, что головы рубят одинаково всем, кто высовывается». «Когда в 1974 году я сделал «Ставиского» — писал он, — собравшего всего 375 тысяч зрителей, я не хныкал, обвиняя во всем «Джеймса Бонда»... А тут, оказывается, реклама обманула 3 миллиона зрителей, отвратив их от «Комнаты». Наш фильм в такой же мере не повлиял на карьеру этого фильма, как и на судьбу «Отверженных», выпущенных неделей раньше, и чьи сборы не перестают расти. Просто одни картины привлекают одних зрителей, другие — других. Как можно проповедовать всеобщее избирательное право и отвергать право человека самому выбирать книги и фильмы? Неужели надо вводить запрет голосовать за того или другого кандидата только потому, что у него умелая реклама и хорошие афиши? Для меня, актера, голосование зрителей — самая большая награда. Забудем поскорее пережитое бессмысленное волнение и лучше вспомним фразу Жоржа Бернаноса: «Внимание! Неудачники вас не пропустят». В этом письме, увы, было столько же здравого смысла, сколько и демагогии, и многие газеты не пожалели черных чернил, чтобы облить ими популярного актера. Жак Деми не стал полемизировать с Бельмондо. «Кино — это кино, — писал он в «Котидьен де Пари». — Бельмондо — крупная звезда, и зритель любит фильмы с его участием. Он не имеет отношения к неуспеху моей картины... То, что она была выпущена неудачно, объясняется нравами нашего общества, издержками проката. Чтобы демонстрировать картину в большом числе кинотеатров сразу, надо делать много копий. Таким образом, фильм должен понравиться всем, а это, в конечном счете, отражается на оригинальности сюжета, многообразии нашего кинематографа. Меня убивает сознание того, что мой фильм «не идет», но, упаси Боже, я не виню за это Ури и Бельмондо». Такая достойная позиция сразу качнула маятник в сторону «Комнаты». Но момент был упущен. В состязании «трагической комедии» (как называл свою картину Деми, рассказывающей историю любви на фоне забастовки на верфях Нанта) с бурлескной комедией Ури — верх взяла лента «Ас из асов». Впрочем, далеко не все приняли ее безусловно. Отражением этого явилась рецензия, появившаяся в «Ревю дю синема», где содержание картины передавалось в следующих выражениях: «...Супергерой Бельмондо соблазняет двух женщин (в том числе сестру Гитлера). Обольщает ребенка, медвежонка, колошматит бравых гитлеровцев, громит комиссариат полиции, разбрасывает отряд мотоциклистов, опрокидывает Гитлера в болото, спасает еврейскую семью». А старый критик Жорж Шарансоль отмечал в «Нувель литтерер»: «Не могу скрыть своего замешательства, когда вижу, что раковая опухоль антисемитизма становится предлогом для комикования с целью привлечь побольше зрителей». Полемика вокруг обоих фильмов приняла четко политический характер. Фильм Деми был антибуржуазный, Ури — чисто пищеварительный, хотя и содержащий ядовитые антирасистские уколы, на которые не пожелали обратить внимания иные рецензенты. Один из них даже утверждал, что Бельмондо «хотят помешать смешить Францию». В полемику вмешались откровенно реакционные листки типа «Миньюи», писавшие, что против «Аса из асов» выступила вся «мафия леваков, умеющих восхищаться только скучными бодягами». Иные газеты особенно уцепились за полемические пассажи из «письма» Жан-Поля Бельмондо и его выступления по ТВ. «Когда Бельмондо вспоминает слова Кокто о том, что во Франции равенство заключается в том, чтобы рубить головы тем, кто высовывается, то полезно ему напомнить, что отнюдь не достаточно всунуть голову в гильотину, чтобы появилось что-то в голове», — писал журнал «Ревю дю синема». Леворадикальный еженедельник «Революсьон» дотошно подсчитал, что за десять лет фильмы с участием Бельмондо просмотрело 36750000 зрителей. Только за две недели проката «Аса из асов» в Париже и 11 городах Франции сбор составил 25877191 франк (при средней стоимости картины тогда 15-18 миллионов франков). При этом Бельмондо вложил в картину не свои деньги, а только имя. Газеты подчеркивали, что Жан-Поль может финансировать фильм, не залезая к себе в карман. Это был не очень порядочный аргумент, ибо известно, что во всем мире успех фильму обеспечивают звезды, которые в нем снимаются. Бывший режиссер — а тогда сотрудник журнала «Пари Матч» — Александр Астрюк обратил внимание на то, что Бельмондо — это «отнюдь не продукт рекламы или ярмарочный феномен, заставляющий своими ужимками тащить людей в кассу свои кровные. Его герои — это само моральное здоровье, доброта, благородство, а их орудие — ирония, сила, фантазия». Такова была другая, полярная точка зрения, тоже «отнюдь» не безупречная в своей аргументации. Но в «скандале с «Асом из асов», как тогда писали, Жан-Поль был вынужден (не исключаю, что это было сделано в силу его продюсерства) занять позицию, которая огорчила многих его искренних поклонников. «Ас из асов» явно не заслуживал того потока чернил, которые были пролиты в его честь. Если бы не несчастное совпадение сроков выпуска этого фильма и «Комнаты в городе», очевидное неравенство их «весовых категорий» не бросалось бы так в глаза. Каждый фильм имел право на свое место в прокате, каждый собрал бы положенное ему число зрителей. Но в судьбу обоих фильмов вмешались меркантильные и политические интересы, а они часто дурно пахнут...