| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS

большой театр +7 (495) 258 00 00 только лучшие предложения


Жан-Поль Бельмондо Профессионал
содержание


«Этот театр имеет свою душу»

Жан-Поль с детства любил театр. Художница по профессии, его мать Мадлен Бельмондо часто водила его в «культовый» для семьи театр «Комеди Франсез» (или «Дом Мольера»). Сначала, конечно, на детские спектакли, потом — на более сложные, классические драмы Расина, Корнейля и других знаменитых французских и иностранных драматургов. И хотя это не сулило ему коммерческой выгоды, однажды он приобретёт в собственность один из старейших театров Парижа «Варьете» и будет в течение 15 лет директорствовать в нем, сыграв на его сцене несколько успешных спектаклей. Будь жив Поль Бельмондо, он был бы счастлив, узнав, что его сын «вернулся на путь истинный», то есть в театр. Отец никогда не одобрял увлечение сына кинематографом, в отличие от мамы Жан-Поля. Бельмондо всегда жалел, что не принял в свое время предложение директора Национального Народного театра («ТНП») Жана Вилара войти в его престижную труппу и сыграть там главного героя в «Свадьбе Фигаро» Бомарше. Жан-Поль был тогда буквально опутан киноконтрактами. Сей фатальный «кинокруг» ему удалось разбить лишь в 1987 году, когда Робер Оссеин предложил ему сыграть на сцене театра «Мариньи» в знаменитой драме Дюма-отца «Кин, гений или беспутство». В свое время Жан-Поль Сартр специально для Пьера Брассера переписал пьесу, введя в нее любезные ему экзистенциалистские мотивы. Драма Александра Дюма давно не ставилась на парижской сцене. Роль в ней Кина — одна из вершин театрального искусства. Робер Оссеин настойчиво уговаривает Бельмондо. Он не видит никого в этой роли, кроме него. И Жан-Поль, поддавшись на уговоры друга, решает рискнуть. ...Пьеса «Кин» рассказывала о жизни великого английского трагика Эдмонда Кина, жившего в позапрошлом веке. Кин любит, а может быть, ему так кажется, аристократку графиню Кефельд. У него есть могущественный соперник — принц Уэльский. Оскорбленный и униженный им, Кин требует сатисфакции. Но принц отказывается драться на дуэли с «фигляром». В невероятно взвинченном состоянии актер приходит в театр играть Ромео в трагедии Шекспира и видит в ложе графиню и принца. Потеряв над собой контроль, он произносит гневный монолог, оскорбляя принца, бросая вызов современному ему английскому обществу, погрязшей в праздности и разврате аристократии. Это был монолог такой внутренней силы, что, произнеся его, Кин падает без чувств. Власти не простили актеру такой пощечины.

Приговоренный к изгнанию, Кин уедет в Америку, где и закончит свои дни. Как и Пьер Брассер, который наверняка рассказывал ему о том, как сам играл Кина, Жан-Поль вложил в исполнение этой трагической роли весь свой недюжинный темперамент. И это было неожиданно. Зритель, привыкший видеть его на экране в триллерах и комедиях, был поражен. Все понимали, как рисковал актер, решив вернуться на сцену спустя 28 лет. В интервью «Пари Матч» он говорил: «В кино от тебя ничего не требуется — ни голоса, ни памяти, ни моральной смелости, чтобы вывернуться наизнанку. Богарта однажды спросили, почему он вечно играет Богарта. Тот ответил: «Потому, что я это делаю лучше других». Конечно, Жан-Поль был на сцене знакомым всем Бельмондо. Но было видно, что он всего себя отдавал роли, стараясь как можно полнее раскрыть образ Кина. Его одноглазый герой испытывает не только страсть к графине Кефельд, он презирает то лицемерное общество, в котором живет. Он знает себе цену, как актеру. Бельмондо поистине играл гения, совершающего безумства. «Благословенная пьеса! — говорил Жан-Поль. — Благодатная! Передо мной был зритель, который обычно не ходит в театр. Я бросил ему вызов. Для этого пришлось побороть страх и не потерять лицо. Если бы я не выиграл, то вся моя дальнейшая жизнь была бы другая». Конечно, не всех устраивала интерпретация роли, предложенная Робером Оссеином и Бельмондо. Критики подчеркивали некоторую аффектацию, писали о том, что роли не хватает психологической глубины. Характерна в этом смысле рецензия в газете французских коммунистов «Юманите»: «Весь мокрый, он отдает себя целиком роли, бельмондируя до того момента, когда упадет занавес. При этом некоторые мотивы поведения, темные стороны характера героя, нюансы пропадают в силу того, что Бельмондо-Кин устремлен вперед, как боксер на ринге». Премьера «Кина» в сезоне 1987/88 года стала настоящим театральным событием в жизни Франции. Жан-Поль снова дышал запахом кулис, слышал дыхание зала, ощущал на себе волну теплых чувств и благодарности зрителей.

«Кин» был сыгран им свыше 300 раз при полном аншлаге, и за лучшее исполнение этой роли Жан-Поль Бельмондо получил престижную премию «Бригадир» — символическую трость, которой по традиции со времен Мольера во французском театре стучат три раза перед тем, как поднимается занавес. Спектакль затем с успехом провезли по «глубинной Франции». Жан-Поль невольно вспоминал свои былые гастроли с Ги Бедосом и Анни Жирардо. Клоду Лелушу пришлось дожидаться конца этих гастролей, чтобы приступить к съемкам «Баловня судьбы». А Жан-Поль уже подумывает о постановке в театре «Сирано де Бержерак» с тем же Робером Оссеином-режиссером. О роли Сирано он мечтает давно. Еще в лицее полюбив романтического героя Эдмона Ростана, сочетавшего качества забияки и фанфарона, с остроумием, бескорыстием и любовью к предмету своих грез — Роксане. После Кина-актера он играл теперь Сирано — поэта и воина. Сирано де Бержерак — удивительный национальный французский характер, поэтому его так любят все поколения зрителей. Сняв черную повязку, прикрывавшую один глаз Кина, Жан-Поль предстал на сцене с своим накладным пятнадцатисантиметровым носом из латекса, столь же знаменитым, как парик Клеопатры. Сирано влюблен в Роксану, но считает, что она никогда не ответит ему взаимностью. И тогда он весь пыл своей любви вкладывает в уста друга Кристиана де Невилетта. Естественно, Роксана не может устоять. Но Кристиан погибает на войне, а Сирано раскроет ей свою тайну лишь на смертном одре. Жан-Поль называл роль Сирано «самоубийственной», способной как возвысить актера, принести ему славу, так и погубить его навсегда. Вместе с Оссеином они несколько отошли от классической интерпретации Сирано, от того, как его играл когда-то великий Коклен, а в середине XX века Жан Марэ и Жак Вебер. То есть Жан-Поль подчеркивал в меру своего темперамента то, что считал главным. Да, Сирано бреттер, но он и поэт, романтик. А главное — это порядочный человек, верный друг, глубоко чувствующий и думающий человек своего времени. И Бельмондо одержал личный успех. Тем больший, что его Сирано противостоял экранному, которого сыграл популярный Жерар Депардье в фильме старого приятеля Жан-Поля — режиссера Ж.П. Раппно. У обоих Сирано был свой зритель. Ну, а иным просто было интересно сравнить двух таких разных (даже в «весовой категории») актеров. Число зрителей у Жерара Депардье, естественно, оказалось больше, чем у театрального «Сирано». Но относительно «качества» успеха можно было поспорить... Сцена начала все сильнее захватывать Жан-Поля. Тогда-то он и начинает подумывать о том, чтобы купить театр, стать в нем таким же хозяином, каким он был много лет в своей кинокомпании «Серито». В 1992 году Робер Оссеин сообщил ему, что владелец театра «Варьете» на бульваре Монмартр Франсис Лемонье собирается продать свое заведение. Чтобы купить «Варьете», нужны немалые деньги. И тогда Жан-Поль принимает решение продать коммерческому телевидению — «Каналу плюс» — права на те фильмы, которые были сделаны при участии его компании. В тот же год он становится хозяином одного из лучших театральных помещений Парижа. С «Варьете» у него связаны детские и юношеские воспоминания. Будучи студентом Консерватории драматического искусства, он часто проходил мимо «Варьете», направляясь в столовую «Гранд-опера», куда очень любили ходить консерваторцы и где он почем зря «кадрил» молоденьких балерин. В детстве мама водила его в «Варьете» на спектакли Саша Гитри, здесь он потом смотрел комедии с участием Фернанделя и Луи де Фюнеса. На этой сцене когда-то дал свой прощальный концерт Морис Шевалье. «Этот театр, — говорит Жан-Поль Бельмондо, — населен привидениями дорогих мне людей. Именно на этой сцене Фредерик Леметр сыграл Кина. Я вижу во всем этом перст судьбы. От стен «Варьете» исходят добрые волны». В театре «Варьете» уже в качестве его хозяина он сыграл в 1993 году «Дамского портного», а в сезоне 1996/97 года — комедию Жоржа Фейдо «Блоха в ухе». Блоха в ухе появляется, когда человек чем-то заинтригован. Такая есть французская поговорка. Фейдо был великим мастером придумывать комические ситуации. Однажды, как мы помним, его сценарий уже принес успех Бельмондо: когда тот на выпускном экзамене в Консерватории сыграл в его одноактной пьесе «Любовь и рояль». Теперь Жан-Поль обратился к драматургу снова. А для постановки был приглашен опытный театральный режиссер Бернар Мюра, который был ему знаком по работе над фильмом «Дезире». Жан-Поль всегда любил окружать себя симпатичными ему людьми. Здесь его партнершей снова была Кристиана Реали, с которой он уже играл в фильме «Незнакомец в доме». В «Блохе» — она жена главного героя. «Я убедился, — говорил Жан-Поль, — что она обладает темпераментом, юмором и шармом. Похоже, будто она всю жизнь играла в водевилях. Красивая женщина, способная рассмешить зрителя, — редкость». На остальные роли были приглашены знакомые ему Сабина Оделен (игравшая вместе с ним в «Кине»), Анри Вернье и другие.

Сам Жан-Поль играет две роли — директора компании «Бостон лайф», любвеобильного Виктора-Эмманюэля Шандебиза и его двойника, гостиничного слугу, папашу Пюша, который вечно находится под хмельком. Фейдо, естественно, построил всю интригу вокруг этого сходства, тщательно продумав механику переодеваний. Жан-Полю приходилось мгновенно перевоплощаться, сменив только одежду. При этом из двух сыгранных им персонажей я бы отдал предпочтение его Пюшу, он более жизнен и убедителен. Оказавшись перед лицом светской дамы, которая считает его своим мужем (зачем-то переодевшимся) и просит исполнить свой супружеский долг, Пюш польщен этим вниманием, растерян (когда его просят поцеловать мадам). Но постепенно он входит в роль и готов признать себя хоть персидским шахом. Соответственно Шандебиз в растерянности, когда жена говорит, что видела его в гостинице (где он был на свидании). Мастер «квипрокво», Жорж Фейдо ловко плетет комическую интригу, а актеры верно служат ему своей изящной игрой. В интервью «Пари Матч» Жан-Поль Бельмондо говорил: «Фейдо наделяет каждого актера своими обязанностями — это напоминает обязанности игрока футбольной команды, когда каждый зависит от другого. Это очень заряжает. Чтобы играть в такой пьесе, следует находиться в отличной физической форме. Действие мчится со скоростью сто километров в час, к этому надо быть готовым». Осенью 1995 года, когда уже была объявлена премьера «Блохи в ухе», Жан-Поль неожиданно оказался в клинике с диагнозом — нарушение мозгового кровообращения. Одна нога отказывалась ему повиноваться. Потребуется год, прежде чем он восстановит силы настолько, чтобы сыграть Шандебиза/Пюша с той «стокилометровой скоростью», о которой скажет в 1996 году. В 1995 же году ему пришлось распустить труппу, рассчитаться со всеми, вернуть деньги за билеты. Премьера «Блохи в ухе» состоялась в середине октября 1996 года и прошла — могу лично засвидетельствовать — с большим успехом. На премьере первым, кто поднялся в зале по окончании спектакля и закричал «браво!», был Ален Делон. В те дни он и сам после долгого перерыва вышел на сцену в театре «Мариньи» в упомянутых уже «Загадочных вариациях». Жан-Поль искренно приветствовал этот шаг старого друга, как «второй дебют», отметив, что это возвращение стало «радостным событием для всего французского театра».