| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS

http://www.printgroupspb.ru/ типография Принт-Групп в СПб.


Жан-Поль Бельмондо Профессионал
содержание


О «Человеке из Рио»

В 1964 году перед выпуском картины «Человек из Рио» Филиппа де Брока, режиссер и его главный актер - Жан-Поль Бельмондо дали совместное интервью сотруднику еженедельника «Нувель Обсерватер». Мы предлагаем вашему вниманию фрагменты из него, чтобы вы почувствовали не только атмосферу съемок, но и характер отношений между актером и режиссером.

Брока. Люди, которые придут смотреть фильм, наверняка вообразят, что нам было очень трудно работать. Ничуточки!

Бельмондо. Мы здорово позабавились. Я честно отдаю предпочтение этой роли.

Брока. Ты в ней великолепен.

Бельмондо. Нет, это ты великолепен.

Брока. Мы великолепны оба.

Бельмондо. Я был все время мокрый.

Брока. Тебя все время тузили. Однажды ты даже вывихнул ногу.

Бельмондо. Ой!

Брока. А в другой раз — едва не разбился на стройке. Тебя удалось перехватить в последний момент на двадцатом этаже от земли. Разве не так?

Бельмондо. Так. Но все произошло так быстро. Больше всего я забавлялся в Манаусе. Мы пускали крокодилов в ванной, и горничные отказывались убирать комнаты. Помнишь, они и слышать ничего не хотели. А битва с помощью талька!

Брока. Меня при этом не было.

Бельмондо. А мука, которой мы набили кондиционеры? Помнишь?

Брока. А петарды на улицах Манауса?

Бельмондо. Они были огромные. Настоящие бомбы! Началась паника в городе. Я обожаю Манаус! Бразильцы — славные ребята. Мы сразу почувствовали себя, как дома. Плохо было одно: кормили скверно.

Брока. Когда снимаешь смешной фильм, надо, чтобы всем было весело. Необходима полная разрядка, это вносит в картину благодать. Если гармония нарушена, ибо кто-то надулся или у него болит печень, это отразится на снимаемой сцене. Однажды во время одной из съемок на реке рассердилась помреж. И, надувшись, устроилась на носу пироги. Так вот, снимаемая сцена не удалась!

Бельмондо. Актера нельзя притормаживать. Режиссер не должен его сдерживать. Мне кажется, нужно дать волю его фантазии. На съемке должно царить хорошее настроение, даже если актеру что-то не удалось. Если я не встречаю понимания, я закрываю лавочку, откладываю в сторону свою красивую рожу, и на этом все кончается.

Брока. Мне кажется, мы были недалеки от этого. Нужно было дать актерам еще большую свободу. Взирая на кинозрелище, зритель должен полностью раскрепоститься. Мы пережили в кино приключения, которые никогда больше не случатся. Мне кажется, мы живем во Франции в очень мрачной обстановке, без всякой фантазии.

Бельмондо. Я уверен, что всем надоело видеть зануду-актера. Скажем, Джеймс Дин* здорово навредил нашей профессии. Когда с таким упорством постоянно ищешь выражения правды, все становится полным отсутствием этой правды. Да к тому же не используются выразительные возможности кино, которое позволяет увлечь человека в неведомый ему мир.

Брока. Если бы только Виктор Гюго и Дюма знали кино!

Бельмондо. Иногда я вовсе не против сыграть драматическую роль. Я не прочь и вернуться на сцену.

Брока. Очень забавно наблюдать в опере, как тенор с ножом в спине выводит свои рулады. Но я предпочитаю снять мелодраму с матерями-одиночками, которых выбрасывают на улицу и которые в слезах оказываются одни на скамейке.

Бельмондо. В театре из-за послания, которое несет представление, ты словно участвуешь в мессе. Я, разумеется, не против, но следует допустить и обратное.

Брока. Наш журналист с трудом напишет свою статью, имея дело с такими двумя футболистами, как мы.

* Американский актер, сумевший быстро стать кумиром молодежи. Его трагическая смерть в автокатастрофе сделала его идолом целого поколения. Учился в «Actois-Studio».

Бельмондо. Разве были карикатурны Сатюрнен Фабр или Жюль Берри?... Я их обожал. В фильме «Леон Морен, священник» я тоже был другим.

Брока. Я обожаю кино за все то, что оно позволяет увидеть. Кино не должно пренебрегать своей физической стороной. Тройной прыжок назад может пояснить многое. Все это не означает, что надо показывать типов, которые разбивают себе лицо, падая в грязь. Фильм не существует сам по себе. Вестерн существует в связи с другими вестернами. Мой упрек французскому кино заключается в том, что оно кружит все время вокруг одних и тех же тем. Не знаю, ясно ли я выражаюсь?

Бельмондо. Тебе плохо?

Брока. Я стараюсь объяснить журналисту, почему я снимаю кино.

Бельмондо. Он тебя об этом не просил.

Брока. Действительно... Словом, я за мускульно-дыхательный кинематограф.

Бельмондо. Мускульно-дыхательный? Занятно!

Брока. Это не значит, что я против фильмов-размышлений. Как я нескладно выражаюсь!.. Я думаю, что фильмы часто снимаются людьми, не понимающими, зачем они это делают. В «Человеке из Рио» я стремился использовать всевозможные транспортные средства, чтобы действовали индейцы и было сокровище. Это фильм для детей, но уверен, взрослые будут его смотреть тоже. Они ведь читают потихоньку от всех комиксы с «Тинтином».

Бельмондо. Во Франции трудно сделать настоящий фильм действия. Как, например, «Джонни Кул», великолепный фильм. Потому, что это не будет связано с действительностью. Гангстеры с Каннабьер в Марселе будут выглядеть как-то несерьезно*. (Бельмондо вызывают на съемку для ТВ.)

Бельмондо. Сейчас вернусь.

Брока. Жан-Поль скоро будет сниматься в «Сводном выходе» у Жана Беккера. В авантюрно-детективной картине. Какой великолепный актер! (Бельмондо возвращается, запыхавшись.)

Бельмондо. Ты не наговорил слишком много глупостей?

Брока (задумчиво). Кажется, нет.

* Тем не менее, спустя несколько лет он снялся в роли марсельского гангстера в фильме «Борсалино».