| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS

купите себе купить детский развивающий коврик для детей


Жерар Депардье - творческий путь
содержание
 

С надежных полозьев приключенческой комедии положений (первая половина картины) Вебер соскальзывает на рельсы сентиментальной мелодрамы, когда катализатором истинных чувств человека становится сердце ребенка. Свои добрые чувства Жерар Депардье раскрывает удивительно экономными средствами. Жесткий, опасный человек, он растает от доверчивого жеста маленькой девочки, внезапно осознав всю тщетность и иллюзорность своей прежней жизни. В каждом из этих трех фильмов Вебера персонажи героев были чуточку иными, при сохранении одинакового внешнего рисунка — это подчеркивалось и тем, что они носили уже знакомые имена. Во время моей беседы с Жераром Депардье на Московском международном фестивале в 1987 году мы говорили об этом: «Вы не находите, — спросил он, — что мой Люка в «Беглецах» добрее прежних персонажей «трилогии» Вебера? Все почему-то считают, что мне лучше удаются роли головорезов или, на худой конец, детективов, спящих с кольтом под подушкой. Нет, я обожаю играть в комедии. Я уже играл в картинах Бертрана Блие. Но там было больше эксцентрики. У Франсиса больше доброты. Играть добрых людей — огромное счастье». В интервью с автором этой книги в 1987 году Франсис Вебер отмечал, что Жерару Депардье было не просто играть в «тандеме» с Пьером Ришаром. Первого режиссер сравнивал с клоуном, а Депардье — со средневековым персонажем. «Серьезному актеру, — говорил он тогда, — играть с комиком очень трудно — все лавры достаются последнему. Но это не смущало Жерара, он не комплексовал, и очень помогал мне... Есть старый проверенный прием: если в один мешок засунуть собаку и кошку, они быстро становятся друзьями». И Жерар с Пьером стали такими друзьями. Первый при этом считал, что у него таким образом появилась новая семья — кинематографическая. Он испытывал в работе с Франсисом Вебером, как он выразился, «поразительное чувство безопасности», отдавая должное деловым качествам Пьера Ришара, который в качестве продюсера не позволял им транжирить деньги и учил, как лучше ими пользоваться. Эти уроки пригодятся Жерару Депардье в дальнейшем.

Ситуации в трех картинах Франсиса Вебера с Депардье и Ришаром черпают истоки в истории кошки и собаки. Сам Жерар Депардье говорил, что в ходе работы — главное в их взаимоотношениях было чувство смирения, терпения. Журнал «Премьер» однажды напечатал интервью со всей троицей. В нем Жерар Депардье очень откровенно рассказывал, как ему было страшно поначалу работать с Ришаром и Вебером. Те ведь уже были давно знакомы, а он как бы вторгся в их «пару». В свою очередь, Ришар ревновал Вебера к Депардье. «Я напоминал ребенка в семье, где родился братик. Он смотрит на него в колыбели и думает: «Теперь меня будут меньше любить», — говорил он. В общем успех трех совместных фильмов предполагал долгое и плодотворное сотрудничество в будущем. Но этого, как я уже сказал, не случилось. Все три картины Вебера, о которых шла речь выше, имели огромный успех в США (и даже породили римейки — то есть по сценариям Вебера были сняты новые фильмы, с американскими актерами — по общему мнению, куда более слабые, чем их французские прототипы) и французского режиссера пригласили поработать в Голливуде в сценарном отделе одной из «старших» компаний с перспективой получить собственную постановку. Франсис Вебер провел в Голливуде несколько лет, и хотя получал там высокую зарплату за свою работу, все же нашел силы вернуться на родину. В 1996 году он снял комедию «Ягуар», явно предназначенную для Ришара и Депардье — герои фильма носили привычные для Вебера имена Перена и Кампана, но... Жерар Депардье и Пьер Ришар вежливо отклонили его приглашение. И он снял в этом фильме другой тандем — Патрика Брюэля в роли Франсуа Перена и Жана Рено в роли Кампана. Франсис Вебер остался верен именам, но ему не удалось сотворить новую комическую пару на экране. Когда Вебер уехал в США, Жерар и Пьер почувствовали себя ужасно одинокими, хотя никогда свои чувства публично не высказывали. Возрождать теперь порушенное «гнездо» им не захотелось. В своих «Украденных письмах», напечатанных сразу после отъезда Вебера в Голливуд, когда все думали, что это ненадолго, Жерар писал: «Больше всего меня сейчас волнует то, что ты там в Америке совсем один. Меня нет рядом, и с тобой может всякое случиться». Сколько доброты и боли в этих словах. Депардье прозорливо видит ошибочность шага своего друга. Он понимает, что их «семья» развалилась, что они могут больше не встретиться на съемочной площадке. Он не плачет. Но в его голосе слышны слезы... Впрочем, как мы увидим, Жерар помирится с Вебером и они сделают еще два вполне успешных фильма.