| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Жерар Депардье - творческий путь
содержание
 

Глава 13 С классикой на «вы»

Впервые классика захватила его в 1984 году, когда он принял предложение театрального режиссера Жака Лассаля сыграть на сцене страсбургского Национального театра знаменитую пьесу Мольера «Тартюф». Всем памятен сюжет этой комедии о лицемерии, написанной в 1669 году и не теряющей своей актуальности и по сей день. Жак Лассаль по-своему прочитал Мольера. Вот что он говорил в одном из интервью: «Основная идея заключалась в том, что Тартюф не существует. Он порождение воображения Органа. В определенный момент его фигура, обряженная в маску, в ярости оборачивается против того, кто вовлек его в эту авантюру. Все персонажи пьесы — жертвы. У всех свои резоны действовать или не действовать. Но самая большая жертва — вероятно, Тартюф». Жерар Депардье играет не только самозванца, обманывающего своего благодетеля и стремящегося соблазнить его жену. Он красив, красноречив и вполне может увлечь Эльмиру. Это романтик в личине борца за «высокую мораль», которую исповедует Орган. С подлинным романтическим восторгом произносил Тартюф знаменитые строки своего признания Эльмире, не зная, что Оргон спрятан ею рядом и слушает его: чем недостойней мы, тем меньшего мы ждем И сомневаемся, естественно, во всем. Дабы увериться в блистательном уделе, Нам хочется сперва вкусить его на деле. Я ваши милости так мало заслужил, Что верить счастию не обретаю сил, И мне оно казаться будет дымом, Не воплощенное в чем-либо ощутимом. Смещая традиционные акценты (следуя им, «Тартюфа» играют в Комеди Франсез — «Доме Мольера»), Лассаль с помощью хорошо это почувствовавшего Депардье добивается современного звучания комедии. Оргона играл известный театральный и киноактер Франсуа Перье, а Эльмиру — Элизабет Депардье.. . Жерар Депардье любит театр,и периодически возвращается на сцену. Он знал, что участие в «Тартюфе» отнимет у него много времени (спектакль был сыгран 20 раз в Страсбурге и 30 — в Париже), но все равно согласился. Во время представлений у него и возникла мысль снять этот спектакль на Пленку. Днем на той же сцене устанавливались осветительные приборы и камеры, и шла съемка. В готовом фильме в титрах он значился как режиссер. Но сам Жерар говорил, что следовал за мизансценами Лассаля. Он как бы перенес на пленку спектакль, разбив его на куски в соответствии с требованиями кино, то есть прибегая к панорамам, крупным и общим планам. «Я хотел, — говорил он, — с помощью фильма проникнуть на сцену. Немного в духе Бергмана, когда он снимал «Волшебную флейту». Я хотел сделать фильм об актере, об актерах, которые играют пьесу». Но для этого у него не хватало времени и средств. В монтаж картины ему пришлось вложить все деньги, которые у него появились после съемок «Папаш». Жерар никогда не считал, что это его режиссерский дебют. На Каннском фестивале фильм был показан вне конкурса и встретил лишь вежливые хлопки, которые ничуть не обманули его создателей. Но он уже весь в новой работе.