| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

Презрев неудачи, Марлен вернулась к Максу Рейнхардту и сыграла роль вдовы в «Укрощении строптивой» в постановке Большого драматического театра, где Катариной была Элизабет Бергнер. С этой пьесой театр отправился на гастроли, спектакль имел огромный успех большей частью благодаря Элизабет Бергнер, но Марлен «распробовала» для себя Шекспира. Чуть позже она играла Ипполиту в «Сне в летнюю ночь». В это же время она участвовала в съемках первого своего фильма «Маленький Наполеон». Лента эта, в постановке Георга Якоби, обладала определенными художественными достоинствами, но скорее всего была бы забыта, не послужи она для будущей известности Марлен. Та играла Катрин, тихую служанку, помогающую своей хозяйке Шарлотте (сыгранной нереализовавшейся, надолго забытой Антонией Дитрих) увернуться от домогательств младшего брата Наполеона, Джерома Бонапарта (в роли — Пауль Хейдеманн). Марлен позже пресекала всякие разговоры и о нем, и о фильме. Летом 1922 г. режиссер Джо Мэй утвердил легендарного ныне Эмиля Яннингса на главную роль в фильме «Трагедия любви», ассистенту же постановщика, чеху по происхождению, красивому молодому мужчине Рудольфу Зиберу было поручено приятное задание — обойти театральные студии Берлина и выбрать актрису, способную своим обаянием чуть смягчить весьма депрессивный сюжет. Яннингс играл француза-борца, арестованного после того, как он сбросил с крыши любовницу. Студия прочила на роль героини подругу Марлен, Грету Мосхайм, но Зибер, едва увидев Дитрих, решил, что играть будет она. Джо Мэй не возражал. И Марлен получила роль Люси — носящей монокль любовницы осужденного. Когда я задал весьма невинный вопрос, согласна ли она с некоторыми кинокритиками, что ее первая авантюра с Яннингсом, мягко скажем, не была шедевром, меня быстро поставили на место:

— Я старалась забыть этот фильм на протяжении шестидесяти лет! Я ненавижу его! Как же ты имеешь наглость обвинять меня в том, что я купаюсь в лучах сомнительной славы прошлого. Этого нет!

— Ты хочешь сказать, что ненавидишь все свои тогдашние фильмы? Марлен внезапно успокоилась — такая у нее была особенность, — чтобы потом взорваться заново, когда я менее всего этого ожидал.

— Нельзя сказать, что все, но куда больше, чем хотелось бы, — призналась она. — На съемочной площадке я вынуждена была слушаться мужчин, которых называла своими диктаторами. Мне всегда хотелось быть самой себе хозяйкой — чтобы показать собственную личность. И как ты знаешь, по-настоящему мне это удалось, лишь когда я начала петь по всему миру. Во время съемок «Трагедии любви» Рудольф Зибер и Марлен без памяти влюбились друг в друга, и вскоре после того, как была отснята четвертая, последняя, часть, — а фильм шел более трех часов, — Рудольф сделал ей предложение. Марлен тут же дала согласие, пусть даже и возникали определенные проблемы, ибо Рудольф был католиком, а Марлен — лютеранкой. Тем временем Марлен предложили новую театральную роль в пьесе Бьернсона «Когда созреет новый виноград», на Кениггрэтцерштрассе в июне 1923 г. Она и Хильда Хильдебрандт играли весьма искушенных в вопросах секса дочерей некоей вышедшей в тираж парочки, которая испытывает последний приступ страсти, когда на их винограднике созревает новый урожай. Один из ведущих критиков описывал, что молодые актрисы создают впечатление девочек, «уже выросших из коротких платьев, порхающих по сцене, подобно двум ярким цветкам, брызжущих радостью». Марлен также пела в хоре, основанном весьма одиозной личностью своего времени, экстраординарной актрисой Эрикой Майнгаст, бывшей в ту пору любовницей франко-германской певицы Марианны Освальд. О той пленительной, но одновременно и жутковатой женщине я написал главу в «Великих женщинах французского шансона», так что меня естественным образом интересовало мнение Марлен. Я виделся с Марианной в Париже незадолго до ее смерти, и она рассказывала о том, как Майнгаст укладывала ее на сцене с «пухленькой, но подающей надежды девушкой, которую звали Дитрих». Марианна родилась в том же году, что и Марлен, в Лотарингии, тогда находившейся на территории Германии. Когда ей было четырнадцать ь лет, ее изнасиловал отец, а после неудачного удаления гланд у нее оказались повреждены голо-синие связки. Спев «Sans me parler» («Говорите без меня») — песню, которую она исполняла вместе с Марлен, — она вызвала скандал среди французской публики, заявив: «Я всего лишь обычная, любящая детей, немецко-еврейская лесбиянка». В сентябре 1945 г. она же привела в ярость Марлен, исполняя «Les feuilles mortes» («Листва мертва»), которую в Германии многие восприняли как символ крайнего национализма. Когда же я впервые упомянул имя Марианны н разговоре с Марлен, она готова была признать превосходство. Но именно этого я и добивался, Ибо не сомневался ни на секунду, что Марлен не пытается с ней соперничать, исполняя «Голубого ангела». Я говорил ей, что Альбер Камю отправился посмотреть ее в знаменитое кабаре «Бык на крыше». Он называл песни Марианны «песенками нагара и пламени». Кокто восхищался ею. Но могла ли Марлен сама оценить, как та выглядела?