| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

— Она смотрелась, как ночной кошмар! Рыжие волосы и невозможное исполнение. Ее репутация была чудовищной!

Следующей пьесой, в которой Марлен сыграла эпизодическую роль, был «Человек на дороге» Вильгельма Дитриха, затем — весьма скандальная «Пробуждающаяся весна» Ведекинда в постановке Театра немецкой драмы. Говорят, сама Марлен, игравшая роль Илзе, к постановке относилась с отвращением. Она также побывала служанкой в «Мнимом больном» Мольера, а еще играла небольшую, но эффектную роль в пьесе Гутера «Прыжок в жизнь», важную еще и с точки зрения материальной, ибо свадьба с Рудольфом Зибером, назначенная на 17 мая 1924 г., приближалась. Церемония состоялась в часовне, воздвигнутой в память кайзера Вильгельма. Молодая чета поселилась в квартире по адресу Кайзераллее, 54. По соседству жила Лени Рифеншталь, которая через несколько лет станет весьма крупным продюсером пропагандистских нацистских фильмов. Частыми гостями в доме были Грета Мосхайм и Эрика Майнгаст, порой заходившие вместе с Марианной Освальд. Марлен очень быстро забеременела, и в январе 1925 г. родила дочь Хайдед, которую никто не называл иначе как Мария. В течение нескольких месяцев Марлен восхищалась тем, что сама именовала «радостями материнства», покуда режиссер Пабет не пригласил ее сыграть в «Безрадостном переулке», хотя по неизвестным причинам ее имя не значилось в титрах. Кстати, английская версия этого фильма (Joyless Street) стала последней работой Греты Гарбо в Европе, перед тем как она отправилась в Америку за неизбежной славой и бессмертием. По ходу действия две актрисы участвуют в типичной для того времени сцене — стоя в очереди за хлебом, Гарбо умирает от голода, а Марлен бросается ей на помощь. В конечном счете она убивает продавца. Марлен в двух словах подытожила свое отношение к единственной ленте с участием Гарбо: «Ото был чистый китч. Не хочу даже вспоминать об этом, и прекратим разговор». В следующей картине, «Манон Леско» Артура Робизона, Марлен играет вторую ведущую роль после Лиа де Путти. Там была сцена борьбы этих двух женщин, одну из которых сравнивали с актрисой Уной Меркель в фильме «Дестри снова в седле». Деньги нужны были Марлен более всего, и этот кинобум продолжался еще два года. Берлин постепенно выбирался из экономического кризиса, и, безусловно, ее обожаемая дочь должна была иметь в этой жизни только самое лучшее. Вышли и еще два фильма в постановке венгра Александра Корды: в «Мадам не желает детей» она исполняла негритянский танец, в «Дюбарри сегодня » - и грала в стиле парижской «черной звезды», Жозефины Бэйкер, которую видела в Берлине. Подлинной же примой в обоих фильмах была жена Корды, Мария. В картине Вилли Вольфа «Выше голову, Чарли!» Марлен играла некую шлюшку с моноклем, чем привлекла внимание весьма Эрика Чэрелла, пригласившего ее участвовать в постановке «Из уст в уста» в Большом драматическом театре в конце 1926 г. Эта нарочито экстравагантная затея была чем то средним между ревю Мистенгет и тем, что творилось в многочисленных трансвеститских ночных клубах Берлина тех лет во всей его декадентской славе. Действо длилось более четырех часов и состояло из восемнадцати живых картин, шедших под музыку Оффенбаха; весьма бессодержательный сюжет рассказывал о группе детей, заснувших в Саду Желаний. В некоторых сценах Бог спускался из розового облака, и начинались приключения, где были и индийские военные танцы, и Казанова, и средневековый принц, вызволяющий девицу из беды. Поначалу роль ведущей должна была исполнять Эрика Глазнер, но поскольку она заболела за три дня до начала представления, конферанс предложили Марлен. Эрик Чэрелл решил, что лучше всего она будет выглядеть, имитируя манеру Гэби Деслис. Ее заставили выступать в костюме, сшитом из ядовито-желтого шелка и тюля, в горжетке из алых шелковых роз, с чем-то вроде абажура на голове, и, подобно Габи Дэслис, Марлен появлялась перед публикой, спускаясь по наклонному пандусу. Гвоздем программы было выступление пресловутой певицы-лесбиянки Клэр Вальдофф, совсем недавно имевшей конфликт с властями за исполнение издевательской песенки против кайзера «Вилли, не говори так много!». Как и Марианна Освальд, Вальдофф любила неожиданно понижать голос на полоктавы, тем же приемом стала пользоваться и Марлен. «Трюк» Вальдофф слышен в ранних французских записях Марлен, хотя в то время она, безусловно, пела под изрядным влиянием Дамии, но о ней расскажу позже.