| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS

Диагональные и радиальные шины http://www.linaris.ru.


Marlene Dietrich
содержание

В сентябре 1929 г. Марлен выступала в Берлинском театре в ревю «Два галстука», поставленном на музыку своего друга Миши Шполянского и стихи драматурга-экспрессиониста Георга Кайзера. Ее партнерами были Ганс Альберс и Роза Валетти, с которой они играли в «Бродвее».Так же, как и «Трехгрошовая опера» Бертольда Брехта на музыку Курта Вайля, совсем недавно наделавшая шуму в Берлине, ревю воспринималось как оскорбительный вызов обществу, — в частности, несметно богатым американцам, полагающим, что на деньги можно купить все, и любовь тоже. Кроме того, спектакль безошибочно, хотя и непреднамеренно, предсказал катастрофу на Уоллстрит, случившуюся через несколько недель после премьеры. Сюжет был довольно запутанным. Мэйбл, нахальная богатая наследница 30 милионов долларов (Марлен), присутствует в качестве почетной гостьи на светском балу. Во время розыгрыша лотереи она внезапно выскакивает на сцену, заявляя по-английски: «Где тот, кто выиграл приз?» Этим человеком оказывается гангстер. Убегая из зала, тот отдает билет и 1000 долларов официанту Джину (роль Альберса), обмениваясь с ним галстуками. Джин получает свой приз — путешествие в Америку на роскошном океанском лайнере. У Мэйбл заказаны билеты на тот же пароход, и, конечно, она без памяти влюбляется в Джина, не подозревая, что за ними следит невеста Джина, Труди. В Чикаго Мэйбл представляет Джина своей коварной тетушке миссис Робинзон (Роза Ва-летти), и молодые люди отмечают помолвку в доме богатого сенатора. Джин, однако, решает вернуться к своей прежней возлюбленной, зная, что та унаследовала большее состояние. Наиболее запоминающаяся сцена в этом ревю, которая высветила самые соблазнительные черты Марлен, была столь обманчиво проста, что критики сочли ее «актом невинной провокации». Откинувшись на корабельные канаты, в пышной длинной юбке, которая при помощи «искусственного ветра» вздымается вокруг ног, Марлен являла собой столь великолепное зрелище, которого доселе не приходилось видеть Берлину. Четверть века спустя, записывая знаменитый альбом «Берлин — Берлин», она вновь разожжет пламя, вспыхнувшее в «Двух галстуках»: «У ног моих Берлин простерт». Важнее всего было то, что публика перестала воспринимать Марлен как «еще одну красотку». В ней увидели очарование женского и мужского настолько, что режиссер Джозеф фон Штернберг, будучи на одном из представлений, ошибочно истолковал ее ослепительно сдержанную экспрессивность как «холодное презрение» и отверг этот стиль игры. Великий немецкий актер Эмиль Янниш с, по-видимому, бывший на том же спектакле, позже язвительно говорил: «У Дитрих есть привычка затуманивать взгляд — словно у рожающей коровы». Марлен потом скажет о Штернберге: «Этот человек был осенен гением, Дэвид. Он смел быть особым, когда другие режиссеры навевали скуку, скуку! Но я бы никогда не стала Трильби для Свенгали, как многие предрекали в те годы. У меня была слишком сильная воля, чтобы позволить кому бы то ни было мной управлять!» О Яннингсе же она отозвалась жестко: «Это был старый подлец. Я его ненавижу!» Тем не менее и тот и другой определили ее судьбу: один — взыскуя личной славы, другой — ценой собственного успеха.