| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

Марлен и ее друг Вилли Форст выходили последними и чуть не были сметены перевозбужденной толпой. В грузовике уже сидел Петер Крейдер, наигрывая на фортепиано «Дети, сегодня вечером», а рядом были расставлены тридцать шесть саквояжей — багаж Марлен. Актеры втаскивали ящики с шампанским на грузовик, который направлялся на станцию Лертер — отсюда начиналось путешествие Марлен в Америку. Несмотря на нервные отношения любви-ненависти между ней и Джозефом фон Штернбергом, на все обстоятельства, сопутствовавшие «Голубому ангелу», в декабре 1990 г. Марлен, узнав, что УФА грозит закрытие, нарушила свое затворничество. Позвонив в редакцию немецкой газеты, она сказала: «Об этой студии у меня сохранились самые лучшие воспоминания». Этот демарш, однако, не отражал ее истинного отношения к немецкой киноиндустрии.

— Что ты думаешь об этой речи? — спросила она. — Это звучало убедительно? Я не мог с ней хитрить:

— Я не слышал, что ты говорила, лишь прочел ту газету и не поверил ни единому твоему слову. Трудно представить, что ты сохранила о съемках такие уж лучезарные воспоминания, особенно после того, что ты рассказывала о фильме. Конечно, я был прав. Она согласилась:

— Ты же понимаешь, что я должна была сказать эти слова за всех тех, кто начинал свой путь там же, где и я. Даже если берлинские киностудии — как, впрочем, и любые другие — мало меня заботят.

В июне 1991 г. меня известили, что «Голубого ангела» вновь хотят поставить на сцене шестьдесят лет спустя (если не учитывать чудовищный ремейк) благодаря любезному согласию Тревора Нанна из Королевской Шекспировской Компании*. Согласно рекламе, это должен был быть музыкальный спектакль об Эдит Пиаф по пьесе Пэма Джемса, в основу которого лег «Учитель Гнус» Генриха Манна. Имя Марлен не упоминалось. Кто же должен был играть новую Лолу-Лолу? Одной из кандидатур была актриса Кэтрин Нельсон, мелькнувшая в двух телесериалах. Не видев ее в серьезной роли, я сильно сомневался, что она сможет должным образом сыграть наиболее известную роль Марлен. Впрочем, тот факт, что сам Тревор Нанн не знал толком, кого именно он прочил на эту роль, сильно успокоил и Марлен, и меня.

— Во-первых, англичане хотели сделать фильм о твоей жизни, — сказал я ей. — Теперь они ставят спектакль, где намерены на главную роль пригласить поп-звезду Мадонну. Мне это кажется оскорбительным — они вновь хотят назвать пьесу «Голубой ангел». Я почти был уверен, что Марлен взорвется — так же, как когда она узнала о спектакле «Влюбляясь снова». Но она вдруг расхохоталась:

— Мадонна — играть меня! Это недурно! В интервью она сказала, что хотела бы спать со мной!

— Но это возмутительно! — возразил я. —

* Британская театральная компания, образована в 1961 г. на базе Шекспировской мемориальной компании в Страт-форде. Репертуар, состоящий в основном из шекспировских пьес, иногда включает произведения других драматургов. (Прим. пер.)

Элементарная порядочность не позволяет говорить подобных вещей! Марлен снова рассмеялась:

— Ну, если бы она сказала, что спала со мной, — другое дело. Но она же заявила, что хотела бы. Что тут поделаешь, мой милый. Ты же знаешь, я не могу запретить постановку, если она про «Голубого ангела». Я не вправе. Но если она еще и обо мне... Тем не менее Марлен попросила меня дать ей имена и адреса драматурга, режиссера и даже администратора театра. Потом мне сообщили, что Мадонна все же не появится в этой роли. «Официальная» причина звучала так, что якобы невозможно будет сдержать толпу безумных поклонников, когда она выйдет на сцену. Через несколько недель я прочитал, что на роль взята Кэтрин Нельсон, но после месяца репетиций ее заменили двадцатисемилетней Келли Хантер. Широко разрекламированная премьера «Голубого ангела» состоялась в сентябре 1991 г. не в Лондоне, но в Стратфорд-на-Эйвоне, там же, где двадцать лет назад шел спектакль «Пиаф». Газетные статьи пестрели заголовками. «Очарование Голубого Ангела», «Пошлость заслоняет чувства», «Низкопробная Лола делает высокие ставки» и, наконец, «Вожделея снова». Последний принадлежал перу Ирвинга Уордла из «Индепендент», который добавил, что новая Лола-Лола — «одаренная девка, которая платит пирожком за ватрушку своим притеснителям». Кирсти Милн в «Санди тайме» идет еще дальше, описывая Келли Хантер как «...не вопиюще сексуальную, но тощую, темпераментную и наглую» девицу. «Тайме» наградила учителя Гнуса (в исполнении Филиппа Мэдока) определением «изначально напыщенное ничтожество, маленький тиран, ходячая благонамеренность и высокомерная бесцеремонность». «Обсервер» восторгался «идеальным плоским животом невиданной молочной белизны» Келли Хантер — замечание, заставившее Марлен поморщиться, когда я прислал ей вырезки и несколько фотографий:

— Ты видел спектакль, нет? То есть я хотела сказать, стоит ли он того? А фотографии — не слишком ли приукрашены, как ты думаешь?

Таково было отношение Марлен к своему давнему фильму, который многие до сих пор считают ее лучшей работой, хотя она энергично возражала, когда я сказал ей об этом, — ведь без него она не стала бы той легендой, которой мы столько времени восхищались. Когда же я заикнулся, что режиссер пьесы Джемса всего лишь хотел воссоздать тайну ее самой известной роли, она просто рассмеялась.

— Пусть бы он лучше привлек внимание к фильму, а не заставлял свою артистку делать вид, что она присела на раскаленные угли, — прокомментировала она. Подозреваю, что Марлен оценила бы по достоинству «Марлен» Джемса, премьера которой состоялась в «Олдхэм Колизеум» 2 октября 1996 г. с выдающейся актрисой Саян Филлипс в главной роли. Действие разворачивается в Париже семидесятых годов, первая часть происходит в артистической уборной Марлен, вторая часть переносит зрителя на ее концерт. Еще читая театральные рецензии на «Голубого ангела» Джемса, я говорил Марлен, что, на мой взгляд, лишь одна актриса смогла бы сыграть истинную Марлен — передать ее человеческое обаяние в сравнении с экранным образом.

— Саян Филлипс, — сказал я, — бывшая жена Питера О'Тула. На что она ответила:

— Конечно, ты абсолютно прав. Пэм Джемс так отзывался о Марлен: «Образец неповторимой личности... Афродита и Диана, Юнона и Деметра в одном лице. Труженик... Богоматерь за работой». Семья Марлен выражала недовольство по поводу пьесы, говорила, что имя Марлен используется в коммерческих целях, что и драматург, и игравшая ее актриса должны испросить разрешения у семейства, прежде чем делать спектакль. На самом деле, как ни странно это звучит, трудно вообразить любую другую актрису, столь органично смотревшуюся бы в роли этой потрясающей женщины. Не считая, быть может, легкого акцента, Саян Филлипс была Марлен, и я готов отвечать за свои слова, — пусть меня попробуют разубедить, что кто-нибудь еще смог бы сделать спектакль лучше, чем «Куда пропали все цветы?».