| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS

На dvd сваты купить .


Marlene Dietrich
содержание

Это тяжелое испытание не испугало Марию, ибо ее мать поклялась защищать ее во что бы то ни стало. Однако подобная защита имела далеко идущие последствия. Марии запрещалось ходить в голливудскую школу с остальными детьми. Вместо этого Марлен платила преподавателям английского и немецкого языков, установив для дочери жесткий распорядок. Если верить тогдашним источникам, девочка говорила, что сверх меры познала «самые темные стороны жизни». Шульберг тем временем понял собственную неправоту, и спустя несколько недель, словно ничего не произошло, фон Штернберг и Марлен продолжили работу над «Белокурой Венерой». Новый сценарист, Сэм Лорен, был приглашен в ассистенты к Фуртману; чтобы оживить чересчур банальный сюжет, в фильм были вставлены две песенки. Одну из них Марлен должна была исполнять, появляясь вразвалочку, в обличье бандита, потом постепенно раздеваться, обнажая руки, и показывать публике «судьбу» в наручниках. Наконец, резко вздергивая голову и надевая огромный «африканский» парик, она начинала петь страстную «Ночь напролет не разберешь, где тут правда, где ложь», что потом называли «знойными вуду-кадрами». Для одной этой сцены потребовалось более ста дублей. Потом в фильме, в одном из эпизодов, напоминавших «Марокко», она пела «Что вы хотите?» в белом фраке и цилиндре. Песня, естественно, была навязана ей «Парамаунтом», и Марлен ее ненавидела. Сама она хотела подготовить две песни из репертуара Гарри Фрэг-сона, эстрадной звезды рубежа веков, «Барыш» и «Понимаю, какая ты хорошенькая» — как явствует из названия, песенка обращена к женщине. Увы, оба номера остались до лучших времен, пока Марлен не вышла на эстраду. В «Белокурой Венере» звучат не лишенные остроумия реплики, которыми славен был и предыдущий фильм. На заднем плане дешевого кабаре появляется проститутка, которая представляется как «Красавица-по-счетчику», на что следует незамедлительное: «И вы платите за первый заезд?» Столь долгое пребывание Марлен на «Пара-маунте» было вызвано тем, что фон Штернберг раскошелился на 300 тысяч долларов, дабы полностью переделать ее артистическую уборную. Проект был разработан Уаярдом Иненом; общая площадь, включая отделанную зеркалами ванную, гардеробную и прихожую, составляла шестьдесят на тридцать футов. Даже по голливудским меркам роскошество переходило все границы, потому артистическую стали называть «Реванш нашего Фона». «Белокурая Венера» не имела успеха, которого ожидал фон Штернберг, что вынудило его покинуть Голливуд и отправиться «наблюдать ураган в Вест-Индию». Надеясь избавить Марлен от амплуа «проститутки» — образа, виновником которого был в первую очередь он сам, — фон Штернберг хотел снять ее в роли укротительницы львов в развлекательном фильме «Повелительница львов», потому посчитал, что ураган должен стать тем фоном, на котором разворачивается действие. Но увы, на этот раз ему не повезло. По словам Марлен, более чем расстроенный, ибо он по-прежнему хотел владеть ситуацией, фон Штернберг возвратился в Голливуд, — но лишь затем, чтобы узнать, что Марлен отбыла в Нью-Йорк. В Нью-Йорке Марлен позвонил Питер Кройдер, друг-музыкант, с которым она в марте весьма неохотно переступила порог берлинской студии звукозаписи. Четыре из шести песен вышли во Франции на пластинках в 78 оборотов, и одна — «Жизнь не должна быть без любви» («Leben ohne Liebe kannst du nicht») — в переводе на французский исполнялась Дамией (о ней чуть позже). Песни вызвали такую сенсацию, что Кройдер убедил Марлен временно прервать контракт с «Парамаунтом» и приехать в Париж, где он брался устроить ряд сольных концертов Дитрих («реванш Дитрих») в кабаре «Бык на крыше» из песен, заимствованных у Дамии! «Сама мысль показалась мне неплохой, — говорила Марлен. — Возможно, я бы так и поступила, если бы Париж не казался столь далек, тогда как я должна была находиться рядом с дочерью. Потому я ответила: «Нет, неужели ты можешь представить меня — выступающей в кабаре!» О, если бы я только знала!»