| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

«ВГЛЯДИСЬ В МЕНЯ ПРИСТАЛЬНО, СКАЖИ, ЧТО ты видишь»

«Публику все время обманывали, заставляя поверить, что я не та, кем являюсь на самом деле. Это вина фон Штернберга».

В Нью-Йорке у Марлен появляются весьма экстравагантные, зачастую труднообъяснимые знакомства. Она познакомилась с Таллулой Бэнкхед еще во время скандала с Шульбергом, но тогда их отношения трудно было назвать дружескими. Летом 1931 г., когда их соперничество возобновилось, Таллула снималась в фильме «Дьявол и бездна» с Чарльзом Лафтоном, но она имела успех благодаря ее проигрышу в истории с «Белокурой Венерой». Как-то, будучи в одном из знаменитых клубов, Таллула отправила записку за столик Марлен, интересуясь, почему та сидит в перчатках. В ответ Марлен прислала ей перчатки. Этот случай послужил началом дружбы, хотя настоящего доверия между ними не было никогда. Спустя много лет дочь Марлен и Таллула играли вместе в пьесе «Дурацкий каприз». Хотя куда интереснее запись диалога Марлен и Таллулы в постановке 1955 г., — если учесть, что запись отыскалась как раз во время нашей работы над книгой. Пьеса «Шоу Энн Сотерн» вызвала в свое время весьма недоуменную реакцию, и, если внимательно вслушаться, порой непонятно, где проходит грань между жизнью и игрой.

МАРЛЕН: Таллула, была бы тебе крайне признательна, если бы ты перестала воспринимать меня как свою бабушку... Ты явно перебираешь...

ТАЛЛУЛА: Я перебираю? Скажи это лучше своей дочери!

МАРЛЕН: Кстати, Таллула, из одного письма я вычитала, как прекрасен был Париж... до того, как ты туда приехала!

ТАЛЛУЛА: Ах, Париж. Незабываемые дни, Марлен!

МАРЛЕН: Ты купила себе новые наряды?

ТАЛЛУЛА: Конечно, и какие! А какие дорогу-щие! Ну и цены, скажу тебе, там заламывают за каждый сантиметр...

МАРЛЕН: Знаю. Пятьсот долларов — и едва хватает прикрыться.

ТАЛЛУЛА: Сколько же ты заплатила за то, что сейчас на тебе? ...двести пятьдесят?

МАРЛЕН: А твое платье... Какого оно цвета?

ТАЛЛУЛА: Это сейчас модно... Стальное, цвета крейсера. ...

МАРЛЕН: Крейсера?! Замечательно. А не слишком ли тесно в районе котельной?

ТАЛЛУЛА: Что ты, Марлен, в самый раз! На прошлой неделе я в нем танцевала... этакое плаванье с погружением. Думаю, это то, что мне надо. Как раз мой размер... двенадцать.

МАРЛЕН: Какой-какой размер?

ТАЛЛУЛА: Я же сказала дважды... ДВЕНАДЦАТЬ!

МАРЛЕН: О, дважды двенадцать... этот размер тебе больше подходит!

ТАЛЛУЛА: Марлей, заявляю со всей определенностью, что хочу услышать твой ответ, искренний или любой. Ты это сделаешь?

МАРЛЕН: Безусловно.

ТАЛЛУЛА: Ну, это обещание. Скажи, ведь твои формы — не только твои...

МАРЛЕН: Ложь!

ТАЛЛУЛА: Так я и думала. Вот и хватит язвить по поводу моего наряда. Я выложила за него кругленькую сумму...

МАРЛЕН: Дорогая моя, но это же была распродажа!

ТАЛЛУЛА: Какой вздор! Ты бы видела, какие там цены! Меня обдирали в каждом магазине Парижа.

МАРЛЕН: Да, слышала, что тебя обдирали в Париже...

ТАЛЛУЛА: Марлен, пожалуйста, давай прекратим эту ерунду! Мы слишком близки, чтобы продолжать в таком духе. Одной из нас будет больно, а после того, что мы получили за эту неделю, я и так измочалена и еле жива. Скажи мне лучше, а что с тем очаровательным парнем, с которым ты появлялась последнее время? Джеффри!

МАРЛЕН: О, мы расстались...

ТАЛЛУЛА: Как? Насовсем?

МАРЛЕН: Да нет, временно. Он женился...

ТАЛЛУЛА: Есть у них такая привычка. Слушай, Марлен, все мы можем с этим столкнуться... с каждым годом мужской вопрос все острее.

МАРЛЕН: Таллула, ты абсолютно права. Никому бы не призналась, но на прошлой неделе я провела ленч в одиночестве.

ТАЛЛУЛА: Невероятно! Если так, то откровенность за откровенность. Где-то с месяц назад я завтракала одна!

МАРЛЕН: Господи, как это позорно. Похоже, мужчины вымирают.

ТАЛЛУЛА: Так и есть... Другой подругой Марлен была автогонщица Йо Карстеарс, мужеподобная миллионерша, стриженная «под ежика» блондинка, мускулистая, сплошь разукрашенная татуировками. Вопреки сплетням, Марлен интересовала ее личность, ее зажигательный характер. Впрочем, сама Карстеарс скорее всего надеялась не только на платонические отношения. Несколькими годами позже, купив остров на Багамах, она хвасталась, что когда-нибудь выстроит домик своей мечты, где поселит Марлен как собственную принцессу из сказки. Марлен воспринимала это с присущим ей юмором. Еще более из ряда вон была дружба с ныне забытой, а тогда скандально известной сценаристкой Мерседес де Акоста. Испанка по происхождению, на шесть лет моложе Марлен, провозглашавшая, что исповедует «почти религиозный культ здоровой пищи и различного рода диет», в 1960 г. де Акоста раскрылась с весьма нелицеприятной стороны, выпустив автобиографическую книгу «Здесь сердце мое».