| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

Потерпев неудачу со съемкой урагана, фон Штернберг отправился в Берлин, чтобы обсудить возможность создания совместно с УФА кинокомпании Марлен — естественно, под его руководством. Этот план мог бы замечательно сработать, нов 1933 г. Гитлер был избран рейхсканцлером, вслед за чем началась эмиграция кинематографистов-евреев, занятых в немецкой киноиндустрии, во Францию, Англию и Америку. Пока фон Штернберг находился в Германии, «Парамаунт», воспользовавшись его отсутствием, анонсировала следующий фильм с Марлен — «Песнь песней» по роману Зудермана. Попытки экранизации его произведений предпринимались уже дважды, с разным результатом. Так, «Неумирающее прошлое» (ныне называется «Плоть и дьявол»), с участием Гарбо и Гилберта, стал одним из самых знаменитых фильмов немого кинематографа. «Чудо женщины», снятый в 1928 г., в год смерти Зудермана, с Пегги Вуд и Льюисом Стоуном, закончился влетевшим в копеечку провалом. Марлен читала роман, хотя изначально не была в восторге от перспективы работы с Рубеном Мамуляном, пусть даже приглашенным «Парамаунтом» с одобрения фон Штернберга. Она не верила в успех работы, тем более по уже дважды экранизированному роману, с Элси Фергюсон (1918 г.) и с Полой Негри (1924 г.). Главную роль, однако, сыграло мнение Мориса Шевалье. Он и Жанет Мак-Дональд снимались у Мамуляна в «Люби меня сегодня вечером». Но Мамуляну все равно пришлось ждать до конца года, до выхода «Королевы Кристины», которой он надеялся поразить мир. «Песнь песней» принесла Марлен массу неприятностей. Прочитав сценарий Самюэля Хоффенштайна и Лео Бирински, она заявила Шульбергу, что отказывается от участия в фильме. В результате «Парамаунт» предъявила ей судебный иск на 180 тысяч долларов. Компания также наложила запрет на ее отъезд из Америки до окончания съемок. Это вынудило Марлен подписать контракт, правда, с условием, что Морис Шевалье будет рядом с ней, покуда идет работа над картиной. Основная сюжетная линия фильма была сильно спрямлена по сравнению с романом. Марлен должна была играть Лили Чепанек, бедную девушку, работавшую в библиотеке своей тетушки; Лили влюбляется в молодого скульптора (театральный актер Бриан Эрн в первой своей кинороли). И, чисто в духе Голливуда, путь к счастливой развязке — тернист и непрост. Лили отдают распутному барону (Лайонел Этуэлл), на ее долю выпадает неизбежная доля уличной проститутки. Но после исполнения в кабаре песни «Джонни» Лили воссоединяется со своим скульптором и становится его женой. Я спросил Марлен, нравится ли ей этот фильм. Ответ был почти такой же, как прежде: — Не особенно. Картина вышла чересчур старомодной. Но я люблю песню «Джонни». Потому я и пела ее многие годы, но никогда на английском, как ты пишешь. Насколько я знаю, английского текста никогда и не было, быть может, кто-то и пытался его написать, ай-ай-ай! А если хочешь спросить про ту дурацкую статую, то не стоит. Думай сам. 11 марта 1931 г. Марлен дважды записала «Джонни». Оба варианта — в аранжировке своего друга Петера Кройдера, однако «джазовая» версия не воспроизводилась вплоть до 1990 г., когда французская фирма выпустила альбом Марлен. Что же касается обнаженной статуи Лили Чепанек, ее сделал Скарпитта, итальянский скульптор, живший в Лос-Анджелесе, который добился некоторой известности, изваяв небольшую статую Муссолини, взбирающегося на лошадь. После премьеры фильма студию забросали письмами — действительно ли Марлен позировала Скарпитте. Да, но не обнаженной, как думали многие, прочее — плод воображения скульптора. «Песнь песней» прошла с куда большим успехом, чем предыдущий фильм, что подвигло «Парамаунт» предложить Марлен «альтернативный» контракт, суливший ей возможность стать самой высокооплачиваемой актрисой в мире после Марион Дэвис. Марлен отказалась. Она бы никогда не пошла на то, чтобы связывать себя обязательствами дольше, чем на один фильм. И на этот раз она поставила Шульбергу свои условия: картина должна быть о Екатерине Второй, ставить ее будет только фон Штернберг, кроме того, до начала съемок Марлен необходимо съездить в Европу. Шульберг принял условия, хотя отнюдь не был уверен, что Марлен вернется в Голливуд. Не так давно был введен Моральный кодекс кинопроизводства, налагавший весьма жесткие цензурные ограничения (не в последнюю очередь этому способствовали такие ленты, как «Шанхайский экспресс» и «Сьюзан Леннокс, ее взлет и падение» с Гретой Гарбо), — в частности, запрещалось выводить проститутку героиней фильма. Это не могло не расстраивать фон Штернберга, сделавшего себе имя на подобных сюжетах. Не исключено, что именно это подвигло Марлен, прибывшую в Лондон в мае 1933 г., отправиться в Сохо, дабы посмотреть, как ведут себя настоящие проститутки. По словам ее друга, она усадила его в кафе, попросив приглядывать за ней. Сама же, вздернув юбку так, чтобы видны были подвязки на чулках, с полчаса прохаживалась по улице, останавливая мужчин, — однако по меньшей мере из десятка не соблазнила ни одного. Позже она говорила, что как проститутка потерпела полное фиаско и что фон Штернберг был абсолютно прав, заставляя ее всякий раз играть падшего ангела. В июне 1933 г. Марлен прехала в Париж «подобно царице Савской», как писал один из репортеров. Хотя она снимала роскошный номер в отеле «Трианон», большую часть времени предпочитала проводить в «Ансонии», куда более скромной гостинице, облюбованной эмигрантами. Здесь она возобновляет дружбу с Фридрихом Холлендером, заводит новые знакомства с парижскими пред-экзистенциалистами. Кто-то — как, например, певица Марианна Освальд — с первых же минут вы- зывает отторжение, зато с иными — и к ним относится поэт-песенник Макс Кольпе — ее дружба продлится всю жизнь.