| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

Сильное впечатление на Марлен произвел двадцатилетний певец и композитор Жан Траншан, время от времени приезжавший в «Ансонию» с Дамией, в то время известнейшей певицей Франции. Однажды Траншан похвастался, что в одночасье может написать песню о чем угодно. Марлен попросила его сочинить нечто в стиле Дамии, дав на это двадцать четыре часа. Через сутки «Assez» («Довольно!»), песня, написанная в соавторстве с дирижером Эмилем Штерном, была готова. В состязание включился живший тогда в Париже Петер Кройдер, преподнесший Марлен две песни: «Wo ist der Мапп» («Где этот мужчина») на слова Макса Кольпе и «Mein blondes ВаЬу» («Моя блондиночка»). Кольпе написал «Allein in einer grossen Stadt» («Одна в большом городе»), сама же Марлен выбрала «Ja so bin ich» («Да, я такова») Штольца и Райха. Эти пять песен составили ее первый репертуар chansons-parlees и были записаны фирмой «Полидор» 12, 15 и 19 июля 1933 г. в сопровождении оркестра Вальберга, которым дирижировал Петер Кройдер. В последний момент Марлен решила добавить «Moi, je m'ennuie» («Тоскуй обо мне»), которую она «позаимствовала» у Дамии, чем навлекла на себя массу неприятностей. Будучи иностранкой в Париже, Марлен не придала значения неписаному кодексу эстрадного братства — каждая новая песня является эксклюзивной собственностью того, кто впервые спел ее на протяжении полугода с момента звукозаписи. Дамия считала все свои песни эксклюзивными, даже не записывая их на пластинки. Марлен может извинить лишь тот факт, что при знакомстве с Дамией Жан Траншан якобы не сообщил ей, что Дамия — певица. Хотя это и сомнительно, по словам самой Дамии, выступавшей в Берлине во времена «Голубого ангела», — о ее концерте там говорилось как об «исполненном мировой скорби». Как-то раз Марлен неожиданно появилась в театре с цветами. Это же немецкое слово Weltschmerz — мировая скорбь — вставлено в «Азбуку моей жизни»: «Weltschmerz: боль, скорбь мира, которая вдруг сжимает сердце человека». Именно это и было уникальным талантом Дамии, стилем ее исполнения. Она начинала как танцовщица в 1909 г., певицей стала по предложению менеджера. Невероятно, но она видела Францию времен Первой мировой войны, когда пела «Malediction» («Проклятие»), настолько лишавшую солдат надежды, что власти запретили исполнять песню в ночном клубе на Монмартре. Сама же Дамия точно запомнила вторую встречу с Марлен в июле 1933 г. в русском ресторанчике «У Корнилова» — заведении, любимом эмигрантами, но не всегда хорошо говорившем о репутации посетителей. В то время у Дамии был роман с Федором Шаляпиным, который в свою очередь любил появляться в обществе отвратительной Кики с Монпарнаса, вульгарнейшей женщины, когда-либо выступавшей в мюзик-холле. Дамия говорила, что ее «трения» с Марлен возникли вовсе не из-за песни, но потому, что их обеих Рише сфотографировал в одинаковых позах.