| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

Неизвестно, виделась ли Марлен в Берлине с матерью и сестрой Элизабет, а если так, почему не настояла на том, чтобы они уехали из Германии, пока это еще было относительно безопасно. Вполне вероятно, что родные Марлен не осознавали, сколь страшно будет в стране в недалеком будущем. Достаточно сказать, что когда 20 сентября 1933 г. Марлен возвратилась в Штаты, она наотрез отказалась говорить с репортерами, поджидавшими ее в предместье Нью-Йорка, о Германии. Она лишь вежливо произнесла: «Я здесь, ибо собираюсь сниматься в новом фильме. Это все, что я хочу сказать». Я не буду утверждать, что «Красная императрица» вслед за «Королевой Кристиной» с Гарбо и «Погасшей звездой» с Пиаф остается моим самым любимым фильмом. Меня совершенно не волнует, что говорят о нем критики: о его исторической недостоверности, его мрачных неоготических декорациях и слащавых диалогах. Я вынужден признать, что Луиза Дрессер в роли императрицы Елизаветы была чудовищна с ее чисто американской манерностью и медлительностью, равно как не буду отрицать, что Гэвин Гордон, молодой актер поистине неземной красоты, игравший невинного священника в «Любовной истории» с Гарбо, был смешон с дурацкими усами и в дешевом парике. Этот фильм важен для меня в первую очередь образностью и красочностью, сродни дорогому представлению французского мюзик-холла, сценами и кадрами высочайшего драматического накала. Даже откровенная «клюква» напоминает зрителю, что он не должен принимать все всерьез. «Фильм опирается на дневник Екатерины Второй... в инсценировке Мануэля Комроффа». Безусловно, это была уловка фон Штернберга, стремившегося обойти цензуру, — никто не мог трактовать Екатерину Великую как нимфоманку больше, чем она сама. Режиссер противоречил сам себе, говоря: «Фильм не очень достоверный, однако есть в нем красота и драматизм». «Красная императрица» стала замечательной проверкой актерских способностей Марлен, которую она выдержала с блеском. Она без труда смогла изобразить неопытную девушку, акцентируя игру легкой иронией. Когда ее представляют чопорным русским придворным, она поочередно целует им руки в такт звучащей музыке, а в следующих кадрах возвращается к детским играм в жмурки со своими красавцами телохранителями, в то время как вся Россия оплакивает умершую императрицу Елизавету. Оттенок садомазохизма присутствует в жестоких сценах, изображающих правление предыдущих царей, — лихой красавец, граф Алексей (Джон Лодж) самым грубым образом целует Екатерину и тут же протягивает ей свой кнут, ожидая наказания. Тревога, нагнетается кадрами, где появляется великий князь Петр, со своей постоянной полубезумной сардонической гримасой (его блестяще играет Сэм Джеффи), брезгливым отношением к нему Екатерины, которую вынуждают терпеть его как мужа, делить с ним ложе, — безусловно, до того момента, покуда Екатерина не принесет наследника. Ее лицо, данное крупным планом во время брачной церемонии, — это истинная поэзия. Черты, освещенные пламенем одинокой свечи, угадываются сквозь вуаль; по щеке катится слеза. Этого достаточно, чтобы объяснить, что Екатерина готовится вступить в жизнь, полную тоски и унижения, где единственным утешением будет любовь к Алексею. Он же явно ей изменяет с императрицей Елизаветой или заставляет ее в это поверить. И вот она в приступе гнева растаптывает подаренный ей медальон и выбрасывает его в окно. После этого, опомнившись, выбегает в сад, где, не узнав, ей преграждают путь два гвардейца. Она соблазняет одного из них — и Россия получает наследника. В этой сцене на экране появляются титры: «Пока Петр наводит ужас на Россию, Екатерина холодно добавляет армию к списку своих побед». Финальные сцены «Красной императрицы» — величественны и грандиозны. Свергнув деспотичного мужа с престола, убив его руками своего любовника, Екатерина становится во главе России. Под «Полет валькирий» офицеры на лошадях скачут по дворцовым лестницам, у трона стоит Марлен-Екатерина в белом мундире, музыка сменяется увертюрой к опере «1812» Чайковского. На мой взгляд, есть в фильме сцена, странная для фон Штернберга с его любовью к деталям. То же самое, кстати, имеет место и в «Королеве Кристине»: несмотря на то что оба фильма подчеркнуто эротичны, юные царицы выглядят так, как будто прибыли из беднейших районов Бронкса. Мы с Марлен никогда не обсуждали «Красную императрицу», быть может, по той причине, что Екатерину-ребенка играла Мария, дочь Марлен. С другой стороны, тот факт, что фильм провалился на просмотре в студии, отнюдь не говорит о том, что это плохая картина.