| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

В Англии закончились съемки «Екатерины Великой» с Элизабет Бергнер — фильм отнюдь не был лучше с исторической точки зрения. По причине, ведомой лишь руководству «Парамаунта», «Красная императрица» восемь месяцев не выходила на экраны. В Америке английский фильм вызвал бешеный успех, чего нельзя сказать о «Красной императрице», изруганной критикой по обе стороны Атлантики, — в частности, за то, что Екатерина предпочитает солдат, ориентируясь на их физические и садистские качества, и что якобы это совпадает с желаниями самой Марлен. «Обзервер» трактовал фильм как «грубый и развратный», Лежен писал, мол, если что и есть хорошего в Марлен, так это ножки и фигура. Эта оценка игры Марлен много раз будет всплывать в наших разговорах. В начале 1934 г. Марлен вновь приехала в Париж. Она возобновила дружбу с Билли Уайлде-ром, с которым познакомилась в Берлине во время съемок «Голубого ангела» — тогда Уайлдер был бедным журналистом. В 30-е гг. он делал свой первый французский фильм. В Париже возобновились вечера в ресторане «У Корнилова», собиралась все та же компания: Шаляпин, Дамия, Петер Кройдер. Записанные Марлен в прошлый свой приезд две немецкие песни — «Одна в большом городе» и «Моя блондиночка» Кройдера — останутся в ее репертуаре и через сорок лет. Мемуары Петера Кройдера «Только у куклы нет слез» вышли в 1974 г. Марлен относилась с презрением к тому, что написано о ней, хотя один забавный случай заслуживает внимания. Это произошло в Париже, Кройдер проводил вечер в городе. Когда он возвращался в отель, его окликнула очаровательная женщина в роскошном автомобиле. Не веря своему счастью, Кройдер позволил отвезти себя к ней домой, где они довольно долго занимались любовью, перемежая это удовольствие шампанским. Потом Кройдер на такси приехал в отель Марлен. Через несколько дней Марлен подарила Кройдеру золотые часы в знак благодарности за «Маленькую блондиночку», а также намекнула, что это событие будет отмечено. И вот он, Марлен, Эрих Мария Ремарк и компания приглашенных неожиданно отправились к тому самому дому, где Кройдер встречался с женщиной. И к его ужасу, он становится свидетелем постельной сцены между его красоткой и мужчиной средних лет. То, что его самого видела Марлен и ее друзья, не вызывало сомнений. Вернувшись в Америку, Марлен получила сценарий нового фильма с фон Штернбергом, написанный по произведению Пьера Луи «Женщина и паяц» (Марлен любила его «Афродиту» и «Песни Билитис», прочитанные ею в оригинале, на французском). Фон Штернберг переименовал сценарий в «Испанское каприччио» после того, как попросил переписать сценарий будущего знаменитого американского писателя с испанской фамилией — Дос Пассоса. Он уже работал над «42-й параллелью» и «Манхэттеном», которые не снискали успеха. Вдобавок, как бы испытывая готового взорваться фон Штернберга, писатель слег с ревматическим артритом. Фон Штернберг повел себя неожиданно благородно, поместил его в отель «Плаза», попросив не тревожиться и выздоравливать. Он не был удовлетворен окончательным вариантом сценария, текст, отданный Марлен на чтение, был практически полностью переписан Сэмом Уинстоном, тем же человеком, который редактировал обе версии «Голубого ангела». Название также изменили — теперь сценарий назывался «Дьявол — это женщина». Фон Штернбергу чрезвычайно нравился молодой актер, дебютировавший в «Динамите» в 1929 г. и снискавший огромный успех в «Райской птице» с Долорес дель Рио. Звали его Джоэл Мак-Кри, его пригласили на роль романтического героя, Антонио. Однако после пяти дней съемок Мак-Кри поссорился с фон Штернбергом из-за бесконечного количества дублей, которые его заставляли делать, и на этом их пути разошлись. Его заменили Цезаром Ромеро, тогда совсем малоизвестным актером, сыгравшим маленькую роль в «Худом человеке». Марлен играла Кончу Перес, дрянную женщину, которой доставляет удовольствие использовать и унижать своих мужчин, — эту роль впервые сыграла оперная певица Дже-ральдина Феррар в 1920 г., амплуа, совершенно для нее не свойственное. «Это последняя дань женщине, которую я видел за кулисами берлинской сцены в 1929 г.», — говорил фон Штернберг в середине съемок, и, наверное, именно это имел в виду, хотя сценарий можно истолковать и по-другому — как выпад против женщины, которая на протяжении шести лет настойчиво отвергала его ухаживания. Взяв на роль Дона Паскаля Лионеля Этуэла, фон Штернберг создал собственного двойника, одев того в необычный костюм и приделав висячие усы. Когда Дон Паскаль преподносит Конче цветы, он видит, что ее развлекает юный сутенер. Она подвергает Дона Паскаля сильнейшему унижению: выхватывает у него сигарету изо рта и дает молодому человеку, которому также достаются цветы и банкнота, взятая из бумажника Дона Паскаля. Некоторые критики, верно или нет, связывали каждую сцену, сыгранную Марлен, с войной полов, говоря, что это провокация, что опороченная жертва «полностью лишена чести и достоинства». И если Дон Паскаль — отражение фон Штернберга, это обрело противоположный смысл во время монтажа, когда фон Штернберг заявил журналистам, что больше он не будет делать фильмов с Марлен Дитрих. Скажи он это ей лично, сообщение не было бы воспринято столь ужасно. И все же я где-то читал, что Марлен склонна была считать «Дьявол — это женщина» не просто ее лучшим фильмом, но тот вариант, копию которого она держит дома.