| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

— У меня все фильмы есть на видео, Дэвид, — говорила она мне. — Каждый — за вычетом немых, разумеется. Эти картины не были моими, я там появлялась лишь в эпизодах. Нет, я говорю о тех, что вышли после «Голубого ангела». «Женщина и паяц» — вовсе не мой любимый фильм. У меня вообще нет любимых фильмов. Несмотря на превосходную операторскую работу и очень недурной сценарий, кассового успеха фильм не имел в основном из-за того, что публика не привыкла видеть Марлен в роли отрицательной героини. Не «прозвучали» и песни Лео Робина и Ральфа Рэнджера «Трое возлюбленных у меня» и «Если это не боль, значит это не любовь», они никогда не включались ни в один альбом Дитрих. Фильм не вышел на большой экран, хотя нелегальные копии показывали в подпольных кинотеатрах. Через полгода выхода картины политическая ситуация в Испании ухудшилась, и испанский посол обвинил фильм в превратном изображении испанской Национальной гвардии — дескать, один из ее представителей пьянствует в баре. Это был оскорбительный и несправедливый предлог, который был бы невозможен в наши дни для того, чтобы запретить фильм, тем более что действие происходит за тридцать лет до событий в Испании, кроме того, сюжет крайне мало отношения имеет к реальности. Однако госдепартамент США настолько боялся испортить торговые отношения с Испании, что негатив пленки был публично сожжен в Вашингтоне. Обращаясь к прошлому, приходишь к выводу, что творческий упадок Джозефа фон Штернберга после «Дьявол — это женщина» в общем-то не был неожиданным. «Парамаунт» уже перенес изрядный шок после вынужденного отъезда Б.П. Шульберга, в 1935 г. к нему присоединился фон Штернберг. На киностудии «Коламбиа пикчерс» они ставят «Преступление и наказание» с Питером Лорром и Марианной Марш. Фильм был явно неудачным, и большинство критиков отмечало, что в данном случае «Свенгали» из фон Штернберга для мисс Марш не вышло. Через несколько лет оптимист Луис Б. Мейер представит «маленькому режиссеру» открытую им Хеди Ламарр в надежде, что она послужит «очаровательным лекарством от Дитрих». Фильм назывался «Я снимаю эту женщину», что вскоре стало предметом шуток в Голливуде. Об этой картине не говорили иначе как «Я переснимаю эту женщину» или «Безумие Мейера»; фильм находился в производстве с перерывами на протяжении почти двух лет, режиссерами были фон Штернберг, затем Фрэнк Борзедж и, наконец, Ван Дайк, актеры на протяжении съемок тоже заменялись. Фон Штернберг снял еще картину «Сержант Медлен», о котором зло, но справедливо отозвался Джон Дуглас Эймс: «Он действительно закончился!» Фон Штернберг более не поставил ни одного хорошего фильма.