| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

«Я НЕ ЗНАЮ, КОМУ ПРИНАДЛЕЖУ»

«Ты должен быть уверен в себе, иначе тебя обманут».

Хотя заявление фон Штернберга, что он сотворил из Марлен звезду, содержало немалую долю истины, сама она ничуть не меньше заботилась о сохранении этой легенды. Собственно, легенда эта могла очень скоро исчезнуть, останься Марлен чуть дольше со своим наставником. Дитрих фон Штернберга, по словам одного критика, была «почти куклой... мифическое творение ночи, богиня серебристого экрана, которая, быть может, никогда не существовала в действительности». Костюмы, песни, декорации и даже диалоги были либо неестественные, либо чересчур заумные для ее поклонников. Критики и журналисты не в счет.

— Как говорится, пришло время спускаться с небес на землю. И есть один момент, на который мы должны взглянуть непредвзято, — то, что было после фон Штернберга. Я говорю о фильмах, где меня толковали совершенно неверно. Послушай... я цитирую: «Многие, в особенности журналисты, ассоциировали ее с ролями, которые она играла в ранних фильмах. Если она играла шлюху, они делали из этого вывод, что она была шлюхой».

— Я не могу этого написать! — запротестовал я. — Твои поклонники никогда не простят мне этих слов! Через несколько минут я перезвонил ей:

— Марлен, а что ты скажешь на это? «Ее слишком часто ассоциировали с ролями, которые она порой играла в кино, и это непростительная ошибка. Уникальное мастерство Марлен, ее огромная смелость и убедительность свидетельствуют о том, что она останется в истории куда большим явлением, нежели легенда экрана, куда большим явлением, чем любая другая певица». Я написал полную ерунду?

— Милый мой, у меня дух захватывает. Конечно, это не ерунда и сильно отличается от того, что пишут другие биографы. Они либо врут, либо ошибаются. Меня восхищает, как ты со мной разговариваешь. Ты не боишься высказать собственное мнение. Потому я и пыталась избавиться от фильмов подобного рода. Я не хотела, чтобы обо мне имели превратное представление.

— Что тогда ты скажешь о фильмах, снятых после того, как вы расстались с фон Штернбергом? Ты думаешь, они были лучше?

— Безусловно, чуть лучше, но ни один не был достаточно хорош. Я была вынуждена играть дурные роли, ибо мне требовались деньги! После премьеры «Дьявол — это женщина» Марлен вновь ненадолго уехала в Европу, побывав в Париже, Швейцарии и Вене. Она очень надеялась, что Вилли Форст, располагавший своей студией, предложит ей роль на немецком. Однако этого не произошло, ибо пыл Форста по отношению к Марлен поугас. Ее часто видели в обществе актера Ханса Ярая, который в то время был на гребне успеха после пьесы с весьма «говорящим» названием — «Сисси» («баба», если речь идет о мужчине. — Прим. пер.). Журналисты вновь намекали на роман. В конце года Марлен вернулась в Голливуд. Б.П. Шульберга на «Парамаунте» сменил Эрнст Любич, быть может, не уступавший тому в профессионализме, но куда менее нахальный и высокомерный. В 1933 г. он поставил «Прощай, оружие!» Хемингуэя с Хелен Хейс и Гари Купером. Для Марлен это послужило своего рода знаком. Гари Купер ей нравился всегда, с Хемингуэем она только что познакомилась, возвращаясь из Европы. Любич, кроме того, был любимым продюсером Мориса Шевалье: тот сделал пять фильмов под руководством Любича, в том числе новую версию «Веселой вдовы» с Жанеттой Мак-Дональд. Словом, Марлен с радостью приняла предложение Любича сыграть похитительницу драгоценностей Мадлену де Бопре в «Желании», фильме, который собирался ставить Фрэнк Борзедж. Любич собирался сделать партнером Марлен Гари Купера, ибо, по его мнению, тот все еще сохранил чувство к актрисе. Марлен же настаивала на пробах с Джоном Гилбертом — это условие Борзедж согласился выполнить, хотя было ясно, что актерская карьера Гилберта закончена. Марлен познакомилась с Гилбертом в 1934 г., но уже тогда его физическое состояние оставляло желать лучшего. Причина была всем известна — он страдал хроническим алкоголизмом с 1926 г., когда сорвалась его женитьба на Грете Гарбо во время церемонии двойного бракосочетания: его и Гарбо и кинорежиссера Кинга Видора и актрисы Элеонор Бордман. Во время неудачной брачной церемонии, кроме всего, произошла ссора между Гилбертом и Луи Б. Майером, когда Гилберт чуть не задушил последнего. Майер немедленно уволил Гилберта, но тот вскоре вернулся на МГМ и в 1929 г. снялся в первом своем звуковом фильме «Ночь его славы», однако был встречен насмешками и издевками — дескать, столь мужественный герой говорит «голосом педика». Тогда же было сообщено, что звуковая дорожка уничтожена самим Майером. В 1935 г. контракт Гилберта с МГМ закончился и возобновлен не был. Актер перешел на «Коламбиа», где снялся в «Капитан ненавидит море». В картине рассказывается о том, как бывший голливудский сценарист пытается бросить пить, но, увы, безрезультатно. Втайне Марлен верила, что Гилберт получит роль Тома Брэдли в «Желании», и ее надежды почти оправдались, когда Франк Борзедж объявил, что съемки начинаются в феврале 1936 г. Марлен сама готовила Гилберта к роли, давала инструкции оператору Чарльзу Лангу и осветителям, объясняя, как лучше скрадывать глубокие морщины. Ей почти удалось оторвать Гилберта от бутылки. Марлен ежедневно приезжала к нему на Тауэр Гров Роуд и даже советовала ему переписать завещание. Гилберт знал, что жить ему осталось недолго, и хотя он оставил своей бывшей жене Вирджинии Брюс две ежегодные ренты в размере 50 ООО долларов, большая часть его состояния должна была достаться 11-летней дочери Леатрис от брака с актрисой Леатрис Джой. Как-то Марлен оказалась в доме во время сердечного приступа Гилберта, — оказав первую помощь, она вызвала врачей и, безусловно, спасла ему жизнь.