| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

Прибыв в Лондон, Марлен отправилась в отель «Дорчестер», где, наблюдая за разгрузкой своего тридцатишестиместного багажа, вызвала волну изумления, впрочем, не столь сильную, как случалось во время ее выходов, когда она, одетая в наряды, сшитые по последним моделям Тревиса Бентона, шла под руку с Дугласом Фербенксом-младшим, обладателем роскошного пентхауза на Гросвенорсквер. Едва Мария отбыла в Швейцарию, именно Фэрбенкс настоял на том, чтобы Марлен сняла квартиру в том же доме. Об их дружбе ходило множество превратных слухов — как, впрочем, и о большинстве знакомых Марлен. Фербенксу предложили очень трудную роль Рупера Хенцау в фильме О. Селзника «Узник Зенды», относительно которой Фэрбенкс пребывал в сомнениях, поскольку не хотел рисковать карьерой. Марлен помогла ему принять решение, но это уже относится к истории кино. Марлен навещал Джозеф фон Штернберг, продолжавший борьбу против интриг вокруг фильма «Я, Клавдий», из Парижа часто наведывался Руди, правда, без Тамары. Заходили писатели Вальтер Райш и Рихард Таубер. Марлен вызвала массу разговоров вокруг себя, посетив премьеру «Ромео и Джульетты» Ирвинга Талберга с Нормой Ширер и Лесли Хауардом (а также Обри Смит и Бэзилом Рэтбоуном, игравшими в «Саду Аллаха»). Вокруг здания театра «Хей-маркет» семьдесят полицейских сдерживали пятитысячную толпу, пока Марлен пробиралась к своей машине на плечах мужчин из службы безопасности. Известен и другой случай. После того как Марлен посмотрела фильм «Под двумя флагами», на нее накинулась толпа рассвирепевших проституток, которые начали срывать с нее перчатки и блузку — якобы на сувениры, как они объясняли потом. Однако этот эпизод доставил Марлен удовольствие — после фильмов фон Штернберга она считала себя «королевой шлюх». Я сам не люблю этого выражения и не терплю, когда говорят так при мне, но мне понятно, почему Марлен к нему прибегала. Александр Корда пригласил Жака Фейде быть режиссером «Рыцаря без лат». Этот эксцентричный и непредсказуемый бельгиец заставлял улыбаться даже Гарбо (в 1929 г. он делал с ней фильм «Поцелуй»), когда взмахивал перед объективами белым носовым платком вместо того, чтобы кричать «Стоп!». Фильм по сценарию Артура Уимпериса, прославившегося еще в 1914 г. ревю «Рубин раджи», с музыкой Миклоша Роца и Гарри Пильцера, обещал быть интересным. Увы... Написанный по роману Джеймса Хилтона, он повествует о храбром англичанине и русской графине, которые знакомятся на фоне драматических событий революции 1917 г.; сценарий, однако, оказался сильно искаженным, а диалоги — вымученными. Кроме того, возникла еще одна проблема: сильно заболел партнер Марлен, Робер Дона. В то время, когда не было возможности достать какие-то лекарства, чтобы предотвратить приступ, он, страдавший хронической астмой, два месяца не мог появиться на съемках, и Корда подумывал о том, чтобы заменить его Лоуренсом Оливье. Марлен отказалась даже обсуждать это предложение и помогала выхаживать Робера, пока он не поправился настолько, чтобы закончить картину. Поскольку Робер Дона никогда не входил в число моих любимых актеров, проблемы его здоровья меня не слишком волновали, но в мае 1990 г. астму диагностировали у моей жены Джины, и за последующие два месяца она трижды оказывалась в больнице. Марлен попросила Рамона позвонить в больницу, когда же он не смог соединиться, позвонила сама: одна из медсестер говорила, что ответила некоей «Марлен», на мой вопрос же: «Марлен... а дальше?» — трубку повесили. В тот же вечер Марлен удалось дозвониться мне домой. Она была крайне расстроена. Потом Рамон рассказал, что, впервые услышав о несчастье, она разрыдалась:

— Я так сильно, просто безумно беспокоилась. Ты же знаешь, Робер Дона был моим близким другом, и когда шли съемки, у него случился приступ астмы. И тут я слышу, что заболела твоя жена, что она лежит в больнице. Когда ты говорил мне об этом, неужели ты думал, что я не буду волноваться?! Я так люблю вас обоих! Вы такие близкие люди, но я не могла позвонить вчера, потому что кто-то подслушивал. Я объяснил, что произошло, и это как-то ее успокоило. По иронии судьбы следующий серьезный приступ у Джины случился в Париже, вскоре после того, как мы были у Марлен; она позвонила нам в гостиницу. Хотя Марлен казалась очень расстроенной и просила передать Джине, что крепко, крепко ее целует, тем не менее отказалась говорить с ней, хотя Джина сидела рядом. Во время съемок «Рыцаря без лат» работа Марлен и ее любовь к деталям в сильнейшей степени поразили Александра Корду, и он сказал, что Марлен с легкостью может сама поставить картину в Англии. Это заявление воспоследовало после сцены, в которой Марлен пришлось принимать ванну. Жак Фейде заказал облегающее с головы до ног трико телесного цвета, Марлен же отказалась в нем сниматься, мотивируя это тем, что ткань пойдет складками. Когда сцена была отснята, прилегающие кадры вырезались, подгонялись под нее. Марлен приближалась к ванне в белом купальном халате и погружалась в воду. Таким образом, обнаженное тело находилось в кадре максимум три секунды, что во время монтажа тоже должны были вырезать. Увы, задуманный план затрещал по швам. Первые пять кадров оператор счел неудачными, к этому времени съемочная группа вовсю глазела на обнаженную Марлен, пока та наконец не скрылась под шапкой мыльной пены. У Марлен сложились превосходные отношения со съемочной группой: с самого первого дня она в шутку предложила платить ей один пенни за каждую удачную идею. В беседе с репортерами она гордо заявила, что у нее набралось таким образом три шиллинга и шесть пенсов, и эти монеты она привезла в своей сумочке, когда возвратилась в Голливуд весной 1937 г.