| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS

Смотрите подробности peg perego здесь.


Marlene Dietrich
содержание

Перед отъездом в Европу Марлен пришлось решить две свои личные проблемы. Рудольф Зибер решил поселиться в Калифорнии с Тамарой Матул. Марлен купила им птицеводческую ферму под Сан-Фернандо, где Рудольф счастливо прожил тридцать лет, но всегда отказывался давать интервью. Мария тоже переехала из дома в Голливуде, ибо не хотела более быть «дочерью Дитрих», но стремилась стать самостоятельной актрисой. Макс Рейнхард открыл в Голливуде актерскую школу, куда Мария поступила под именем Марии Марлоу. Как выяснилось, Рейнхардт напрочь забыл, что Марлен в Берлине когда-то приходила к нему на прослушивание. После нескольких репетиций Мария сыграла в пьесе Кейт Уинтер «Счастливый час», но не как Марлоу — в труппе уже была Юлия Марлоу, — но как Мария Мэн-гон. Критика отнеслась к ней куда доброжелательнее, нежели в свое время к Марлен. Рейнхардт придерживался твердого убеждения, что звезду создает только талант, а не внешность и не секса-пилъность, потому ему было крайне трудно приспособиться к принципам, царившим в столице кинематографа. Мария, так же как и ее мать, стремилась выжить, и потому, когда студия Рейн-хардта превратилась в мастерскую Геллера, она продолжала не без успеха играть в «Лисичках» Лиллиан Хеллман и «Серебряной струне» Сидни Хоуарда. Марлен не пришла на свадьбу и потом приезжала к Марии, лишь уверившись, что Гудмена не будет дома. Брак очень скоро завершился разводом. В начале февраля 1944 г., когда Марлен была в Европе, ей показали секретный список, сделанный Комитетом музыки и танца при Би-би-си и озаглавленный: «Артисты-коллаборационисты и их досье». Это означало, что в числе прочих Чарльз Трене, Мистенгет, Морис Шевалье, Альфред Корто и Люсьенн Бойе не имеют права появляться на радиоволнах Британии. (В списке было еще два имени — Саша Гитри и доктор Менгельберг.) Марлей не особо горевала о прочих, но была очень расстроена, прочитав о Морисе Шевалье, которого назвали предателем. Я послал Марлен фотокопию этого документа, хотя у нее, кажется, была своя. Она написала: «Шевалье был порядочным человеком. То есть он мог поступать расчетливо, но вовсе не потому, что являлся предателем, а мне очень хорошо известно, как люди любят распускать сплетни... Его арестовали маки в 1944 г. из-за того, что рассказал о нем Пьер Дак, — кроме того, массу неприятностей принесла ему Жозефина Бейкер. Он пришел навестить ее в госпиталь. Она же обвинила его в предательстве. Многие рассказывали, что он пытался откупиться, чтобы избежать подозрений, но все обстояло совсем не так. Ты все узнаешь из моей книги».

— Я отчаянно пыталась связаться с ним, — сказала Марлен с очевидной печалью в голосе. — Я старалась изо всех сил, но у меня ничего не вышло. Никто не знал, где он находится.

— Он с друзьями прятался неподалеку от Дордони. Один из них был Феликс Паке, о котором мы уже говорили.

— Тот, который покончил с собой, выпрыгнув из окна, — вздохнула она. — Но это оправдывает Шевалье, правда? Может, все дело было только в этом? В апреле 1944 г. Объединенные организации обслуживания вооруженных сил (USO) дали Марлен задание возглавить наспех собранную бригаду актеров, куда вошли Джек Снайдер, Линн Мэй-берри и молодой комик Дэнни Томас. Благочестивый католик, ливанец по происхождению, Томас начинал свою карьеру в Чикаго актером на радио. Очень быстро он так преуспел, что стал выступать на Бродвее. Хотя самые впечатляющие его успехи приходятся на послевоенный период, когда он играл в фильмах «Певец джаза», «Я увижу тебя в своих мечтах» и в собственных телевизионных сериалах, Томас однажды сказал, что счастливейшим временем в его жизни было турне имеете с Марлен Дитрих. Во время войны они очень подружились, и дружба эта продолжалась до самой смерти комика в 1991 г., когда ему было уже почти восемьдесят. Во время наших бесед с Марлен она часто упоминала о своем калифорнийском друге, подразумевая именно Дэнни Томаса. Она также очень тепло отзывалась о его детях. Дочь Томаса Марло стала известной актрисой, а его сын Тони участвовал в ряде культовых комедийных сериалов, в том числе в «Золотых девушках» и в «Мыле». В «Азбуке моей жизни» Марлен написала: «Дэнни Томас — мой друг, научивший меня веселить людей, и не только тех, кто любит посмеяться, но и тех, кто предпочел бы остаться дома, а не идти на представление. На солдатских касках ему удавалось барабанить не хуже, чем на африканских барабанах».

Во время этого турне Дэнни Томас выступал в роли конферансье. Марлен, на случай если их захватят немцы, носила форму почетного полковника. После коротких остановок в Гренландии и на Азорских островах — и безумного полета на ветхом «С-54», во время которого всех, кроме Марлен, укачало, — труппа прибыла в Касабланку, а оттуда в Алжир, где предстояло первое выступление в оперном театре. Попытки Жозефины Бейкер, Дамии и Тино Росси развлечь грубых солдат успехом не увенчались. Их закидали апельсиновой кожурой и освистали. С Марлен все было иначе — ее встретили таким шквалом аплодисментов и радостных криков, что некоторые восторженные солдаты даже теряли сознание. Однажды вечером в пригороде Алжира разорвалась бомба, из-за чего отключилось электричество. Марлен в это время как раз пела «Симфонию», песню, написанную для нее Джорджем Тэбетом. И две тысячи джи-ай, как по команде, зажгли свои фонарики и направили их на сцену. В конце выступления, когда электричество уже появилось, она сыграла для них несколько классических мелодий на пиле. Чтобы это сделать, ей пришлось, разумеется, сесть, поднять юбки и поставить пилу между коленей. Как вспоминал Дэнни Томас; «Все зрители рухнули на четвереньки, чтобы увидеть дорогу в рай!» Следующим вечером бомба упала на отель, где жила Марлен, но она продолжала выступать, словно ничего ужасного не произошло.