| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

Марлен говорила о Дамии, в 1936 г. записавшей песню «Печальное воскресенье». Во время войны ее перевели на английский и назвали «Самоубийство в Будапеште». Она оказалась настолько мрачной, что на большинстве радиостанций от нее отказались. Под звуки «Лили Марлен» и «Заговорщиков» джип Марлен следовал за американской Пятой армией по всему Аппенинскому полуострову. После освобождения Парижа она стала протеже генерала Джорджа Паттона, бесстрашного командира, способного распознать истинный героизм. Он подарил ей редкостный пистолет с перламутровой ручкой, который помог бы ей защититься или совершить самоубийство, если бы во время поездок на передовую она попала в плен. Солдаты были простыми, грубыми парнями, которые отлично понимали, что могут и не вернуться с войны живыми. Лишь немногие из них знали, как нужно вести себя с дамами. Но это не беспокоило Марлен. «Я — одна из них, — говорила она. — Мне не нужно никаких привилегий». В Бари Марлен свалил жестокий приступ пневмонии. Марлен была так плоха, что один из ее телохранителей даже пригласил священника. Несколько дней она балансировала на грани жизни и смерти, но благодаря открытию сэра Александра Флеминга ее жизнь была спасена. Незадолго до этого он открыл пенициллин, и Марлен согласилась стать «подопытной морской свинкой». Вплоть до смерти Флеминга в 1955 г. она не забывала его доброты. Начиная с 1944 г. она посылала ученому корзины яиц, чтобы хоть как-то поддержать его в тяжелые военные годы, когда с продуктами было очень тяжело. Марлен также попросила Кэрролла Рихтера составить для Флеминга гороскоп. Флеминг, как и сама Марлен, верил в такие вещи. 6 июня 1944 г. именно Марлен сообщила пяти тысячам американских солдат, собравшимся в Риме на ее концерт, о высадке союзных войск в Нормандии. После концерта ее джип буквально завалили цветами, а саму актрису чуть не растерзали восторженные поклонники. Сопровождавший ее подполковник Роберт Армстронг называл Марлен Дитрих «невероятно смелой леди, настоящим солдатом в военной форме, ботинках и каске». Разумеется, на концерте она пела «Лили Марлен». Десятью днями позже она была уже в Нью-Йорке, еще не окрепшая после болезни, но готовая к новым подвигам. Ей предстояло участвовать в благотворительных мероприятиях, и она не отклоняла приглашений. Вскоре она вернулась в Голливуд и появилась в «Голливудском клубе» (Hollywood Canteen), знаменитой благотворительной организации, основанной Джоном Гарфилдом и Бетт Дэвис, которым удалось за время войны собрать миллионы долларов. У дверей гостей встречали Дитрих и Бетти Грейбл, а обслуживала их за столом Хеди Ламарр. Вы могли сидеть рядом с сестрами Эндрюс или ужинать, наблюдая за тем, как Орсон Уэллс показывает фокусы. Несколько лет спустя Джонни Карсон вспоминал: «Я был простым тощим солдатиком из Небраски, а здесь меня окружали роскошные звезды экрана. Внезапно в моих объятиях оказалась Марлен Дитрих, и мы стали танцевать. Это было волшебно. Сегодня я не могу вспомнить ни одного ее слова, но тот момент я не забуду никогда». Несмотря на слабость, Марлен отплясывала огненные танцы с американскими солдатами. Я не мог в это поверить, пока мне не прислали ленту кинохроники, где была небольшая сценка с участием Марлен, Джимми Дюранта и гостя, которого называли «мистер Мур».

МАРЛЕН: Готовьтесь отправиться на небеса, вы, вонючие койоты! Это я, Гроза Дитрих, местный шериф!

МУР: Эй, ребята, это рука закона.

ДЮРАНТ: Да и ножки тоже неплохи...

МАРЛЕН: Откуда вы, ребята, родом?

МУР: Я родом из посудомойки...

ДИТРИХ: Охотно верю. Твоя тарелка такая чистая, словно ее только что вымыли! А ты, Дюрант Два Ствола, признайся мне честно: ты когда-нибудь стрелял в человека?

ДЮРАНТ: Стрелял ли я в человека? Посмотри только на ствол моего пистолета.

МАРЛЕН: Ты делал зарубки на стволе! В начале сентября 1944 г. Марлен вернулась в Европу. Сначала она выступала в Исландии, где спела двадцать песен, а потом сыграла пьесу Шуберта на пиле. Через несколько недель она прилетела в Париж, чтобы встретиться с Морисом Шевалье, которого обвиняли в «бесчестной деятельности» в годы оккупации. Певец был глубоко тронут поступком Марлен. В своем дневнике он записал: «Господь, благослови Марлен за все то, что она сделала для меня». Из Парижа на джипе Марлен отправилась в Голландию и Германию, но, когда армия Паттона вышла в поход на Бельгию, путешествие стало сложнее, чем кто-либо мог предположить. Вот что писала сама Марлен: «Пересекая Германию, мы не встретили никаких осложнений, но в Ла-Шапели на нас набросились вши. Я считала, что вшей можно заполучить только от другого человека. Говорили, что вши не могут ходить, но мои сумели. Однажды нам сказали, что дамам будет позволено вымыться «в обмен на некоторые услуги»... Другими словами, мы должны были позволить солдатам на нас смотреть. Мы согласились, поскольку перспектива помыться горячей водой с мылом заставила нас забыть о стыдливости. Впрочем, на вшей это не произвело никакого впечатления. Они не собирались покидать насиженное местечко, поэтому нам пришлось смириться. В Ла-Шапели были еще и крысы, омерзительные твари с ледяными лапами. Они бегали повсюду, даже по лицам спящих. Рождество 1944 г. выдалось ужасным. Я поражалась тому, как христиане могут смиряться с принципом «подставь другую щеку» во время войны. Евреи были более последовательны. В Ветхом Завете говорилось: «Око за око, зуб за зуб». Во время войны я отреклась от Бога и от всякого «направляющего света». Гете сказал: «Если Господь создал этот мир, то сейчас ему следует пересмотреть свое творение». Суровая зима 1944 — 1945 гг. стала нелегким временем для Марлен. За несколько дней до Рождества немцы под командованием фон Рундштедта неожиданно предприняли наступление на американскую Первую армию в Арденнах. Это было крупнейшее сражение со времени высадки в Нормандии. Генерал Рундштедт планировал захватить объединенный центр в Льеже и отбросить союзников на побережье. За несколько дней немецким армиям удалось продвинуться на двадцать пять миль, хотя и не без потерь. Ужасная погода способствовала продвижению немцев. Однако за несколько дней до Рождества небеса прояснились, что дало возможность четырем тысячам американских самолетов подняться в воздух и атаковать противника. 27 декабря Марлен исполнилось сорок четыре года. В этот день Четвертый бронедивизион Третьей армии генерала Паттона соединился с защитниками города Бастойн, положив конец одному из самых героических эпизодов войны. Восемь дней Сто первый воздушно-десантный дивизион при поддержке Десятого бронеди-визиона сопротивлялся окружившим их немцам. Под командованием бригадного генерала Маколиффа американцы успешно отбили несколько атак противника, уничтожили 144 танка и взяли 800 пленных. Один из пленных рассказал Марлен о том, что немецкий генерал, по иронии судьбы носивший имя Зепп Дитрих, назначил награду за ее голову. Марлен это запомнила. Когда местность, где она находилась, внезапно почти полностью была окружена армией Дитриха, она настояла на том, чтобы к ней не относились, как к звезде. В 1990 г. в Великобритании была опубликована книга «Миллергейт». Уилбур Райт, пытаясь доказать, что знаменитый американский композитор Гленн Миллер не погиб во время авиационной катастрофы в 1944 г., утверждал, что в Арденнах Марлен была спасена Дэвидом Найвеном и его неизвестным спутником, которым был не кто иной, как сам Миллер. Я отправил Марлен рекламу, предшествовавшую выходу книги, и она ответила по телефону:

— Зачем они снова вспоминают о Гленне Миллере? Почему они несут эту чушь о том, что все эти годы он был жив? Автор пишет: «Почему Дэвид Наивен отправился с Марлен Дитрих в Арденны?»

— На следующий день автор выступал по теле- видению и заявил, что многие считают, что Миллер до сих пор жив. Он предположил, что Дэвид Наивен отправился в Арденны, когда ты была там во время войны, и Миллер был с ним — другими словами, он никак не мог погибнуть в авиакатастрофе. И Миллер был с Найвеном, когда он спас тебя.

— Но это неправда! — воскликнула Марлен. — Я не знала Гленна Миллера. Я была знакома только с Найвеном. А почему книга получила такое название?

— Это напоминание об Уотергейте. Автор считает, что здесь имел место гигантский обман. Его исследования доказывают, что Миллер не был пассажиром разбившегося самолета. Предполагается, что аэродром был закрыт, а некоторые документы вообще сфальсифицированы.

— И кому, черт побери, все это интересно? Дэвид Наивен вовсе не спасал меня в Арденнах. Это был совсем другой молодой человек. Он сумел вывести меня с минного поля. Он был с французскими войсками. Мы долго спорили, кто пойдет первым. Я сказала: «Первой пойду я. Ты молод — ты не должен умирать». И хочу сразу ответить на твой следующий вопрос — нет, это не был Джеймс Гэвин. Он был с французскими войсками. Его звали Жан-Пьер Омон. Именно он и спас мою жизнь. Жан-Пьер Омон, известный французский актер, шел с Марлен по минному полю. Генерал Гэвин, лично пилотировавший «летающую крепость», сбросил десантную команду, куда входил и Омон, в опасный район. Эту историю подтверждает и Макс Кольпе, который в своих мемуарах вспоминает о том, как Гэвин, встретив Марлен, упал перед ней на колени, прежде чем отправить ее в Париж на своем джипе.