| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

Марлен была права: несмотря на то что здоровье Пиаф было абсолютно расстроено, до самой смерти она не утратила «бойцовского духа бентамского петуха», как называл это качество Морис Шевалье. Оставшиеся в живых друзья Пиаф рассказывали мне о том, что в жизни, работе и общении она была настоящим тираном. Марлен могла уделять Пиаф столько времени, поскольку после «Зарубежного романа» ей не предлагали ничего серьезного. В 1948 г. она сыграла небольшую роль певички в ночном клубе в фильме Флетчера Маркла «Головоломка». Даже это незначительное событие стало для нее большой проблемой. Актер Джон Гарфилд, имевший репутацию «чокнутого», сопровождал Марлен на одну из вечеринок, устраиваемых Пиаф в «Уолдорф-Астории». Когда все ушли, Гарфилда обнаружили обнаженным в постели певицы. Марлен и Эдит немедленно вытолкали его из комнаты — задача облегчалась тем, что актер был мертвецки пьян, — и спустили по лестнице. Не забывайте, что Гарфилд был совершенно голым. По настоянию Пиаф Марлен подписала несколько контрактов с радио и телевидением. Она исполняла роль Грушинской в «Гранд Отеле», в которой когда-то блистала на экране Грета Гарбо, а на радио сыграла Эмму Бовари вместе с Клодом Рейнсом. Выход этого радиоспектакля отмечали у Пиаф. К счастью, на этот раз обошлось без нежелательных алкоголиков. Каждый раз, когда Пиаф приезжала в Америку, она обязательно приходила в «Версаль». Почти всегда там оказывалась Марлен, готовая во всем помочь своей подруге. Она брала на себя ее костюмы и грим. Если кто-нибудь стучался в дверь гримерной комнаты Пиаф, Марлен противным высоким голосом кричала, что это секретарь мадам Пиаф и что мадам сейчас не может никого принять. План не удался всего лишь раз, когда к Эдит пришел молодой журналист Робер Бре, ее друг еще по Бельвилю. Он остроумно заметил, что если Пиаф может позволить себе держать в качестве секретаря Марлен Дитрих, то ее шофером, несомненно, является сам Морис Шевалье. В тяжелые последние годы жизни Марлен постоянно морально поддерживала Эдит по телефону. В конце концов, Пиаф развелась с Пиллсом и с триумфом выступила на сцене парижской «Олимпии». Каждый раз, приезжая в Париж, Марлен обязательно останавливалась в скромно обставленной квартире Пиаф на бульваре Ланн. Она же поддерживала подругу и во время самоубийственного турне, начавшегося в Реймсе 14 октября 1960 г. Три года спустя Марлен присутствовала на похоронах Эдит Пиаф. Пиаф написала много песен для себя, Ива Монтана и Дамии. Одной из известнейших была «Все голубое». Эдит записала ее за год до того, как спеть в фильме Жоржа Лакомба. Марлен пела эту песню в Северной Африке в 1944 г., хотя, насколько мне известно, ни разу ее не записала. Еще одна знаменитая песня — это «Мой легионер» Раймона Ассо, которую Пиаф пела еще до войны. С помощью Марлен эта песня обрела новую жизнь в гримерной Эдит. Творение Пиаф — Дитрих, которое они представили на голливудской вечеринке, видимо, хорошо накачавшись, «на четвереньках, как пара сучек в течке», оказалось настолько неприличным, что парочке пришлось краснеть за него еще довольно долго. На другой вечеринке Эдит и Марлен спели «Опавшие листья». Если Марлен и ненавидела эту песню, связывая ее со своим разрывом с Габеном, она первой поздравила Пиаф, когда та спела «Опавшие листья» на приеме в честь генерала Эйзенхауэра в «Версале» в конце 1951 г. По-настоящему ее разозлило лишь то, что позже Марианна Освальд спела эту песню... на немецком языке. То, что Марлен сопровождала Пиаф в ее последнем турне, говорит о том, что они были по-настоящему близки. Эта поездка опровергает слухи о том, что Марлен интересуют только деньги. В декабря 1960 г., когда Пиаф репетировала свое великое возвращение на сцену «Олимпии», Марлен приняла важное решение. Она впервые за тридцать лет решила побывать в Германии. Из-за этого она пропустила премьеру Пиаф, но в Рождество отправила телеграмму в кинотеатр «Версаль», где репетировала певица: «Невозможно приехать и аплодировать тебе. Удачи, крепкого здоровья. Я целую тебя. Марлен». Пиаф сказала репортеру: «Я получила благословение Марлен. Теперь представление может продолжаться!» Второй брак Пиаф с Тео Сарапо, парикмахером, который был на двадцать лет ее младше, Марлен не одобрила. Возможно, она чувствовала, что уже опыта первого брака подруге должно было хватить, чтобы снова не наступать на те же граб- ли. Разумеется, она знала, что союз Эдит с Тео строится на страсти, а не на расчете. Пиаф всегда тратила деньги, не задумываясь, еще до того, как их заработать. Сейчас, когда доктора отводили ей совсем немного времени, она не собиралась проводить это время в тоске и печали. Тео отлично знал, что унаследует одни долги, что и случилось. Возможно, Марлен просто не верила в святость брака, так же как не верила и в Бога. Но, поскольку Пиаф прислала ей персональное приглашение, Марлен не могла не присутствовать на церемонии.