| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

В начале 1954 г. в Лондоне вновь открылось «Кафе де Пари», разбомбленное в годы войны. Его владелец, майор Дональд Невилл-Уиллинг, решил, что ему необходима подлинная сенсация десятилетия. Он решил пригласить Грету Гарбо выступить в кабаре. Это было вовсе не так удивительно, как может показаться на первый взгляд. Великая шведская актриса обладала хорошим певческим голосом. Она всегда настаивала на том, чтобы петь самой во всех своих фильмах. Невилл-Уиллинг отправился в Нью-Йорк. Гарбо встретилась с ним и даже проявила интерес к выступлениям с гонораром в тысячу фунтов в неделю при условии, что она будет делать только то, что сама захочет. Затем она спросила антрепренера, смогут ли близко сидящие зрители видеть ее ноздри (!), когда она.будет находиться на сцене. Невилл-Уиллинг ответил, что скорее всего так и будет. Разговор немедленно прервался. Гарбо не согласилась дебютировать в кабаре. Не потерявший присутствия духа Невилл-Уиллинг обратился к Марлен (они уже встречались двадцатью годами раньше у Таллулы Бэнкхед). И сделка была заключена за неделю или около того в квартире Марлен на Парк Авеню. Марлен должна была выступить в «Кафе де Пари» 21 июня 1954 г., причем гонорар ее составлял две тысячи фунтов стерлингов в неделю, то есть был в два раза больше того, что Невилл-Уиллинг предлагал Гарбо. Одновременно с премьерой студия «Филипс» выпустила две песни Марлен — «Время для любви» и «Посмотри на меня пристально», — которые певица собиралась включить в свою программу. В аэропорту Марлен встречал Ноэль Кауард. Он же сопроводил ее в отель «Дорчестер», где Невилл-Уиллинг уже снял для Марлен самый дорогой номер. Здесь она могла репетировать вместе с новым музыкальным руководителем и аранжировщиком, а также с мужчиной, которого она считала самым важным человеком в своей жизни. «Однажды в мою дверь постучали. Я открыла и увидела мужской силуэт. «Меня зовут Берт Бакарак», — сказал мужчина. Он был очень молод, очень красив, и у него были самые синие глаза, какие я когда-либо видела. Он подошел к роялю и попросил посмотреть ноты первой песни. Это была песня Митча Миллера. Берт посмотрел ноты и сказал: «Вы не должны так петь!» Затем он сыграл песню так, как, по его мнению, она должна была звучать, и заявил: «Я приду к вам завтра, в десять утра!» С этого дня я стала петь только для него и только для того, чтобы нравиться ему. Он совсем не видел мира, поэтому мы стали путешествовать вместе. Он работал над моими аранжировками, а я стирала его носки и рубашки». Новую звуковую систему в «Кафе де Пари» с беспроводным микрофоном Марлен раскритиковала. На той же неделе в Париже Дамия, которая до этого сорок лет выступала вообще без микрофона, объявила о том, что уходит со сцены, если «эта чертова металлическая штуковина не исчезнет». Даже Мистенгет, чей голос был куда слабее, чем у Марлен, воспользовалась микрофоном всего раз, запуталась в проводе и рухнула со своей знаменитой лестницы. Не стоит и говорить, что Марлен очень переживала из-за своего выступления. И у нее были к тому основания: во время одной из репетиций в микрофоне раздались переговоры полицейских патрульных машин. Премьера в «Кафе де Пари» прошла еще лучше, чем в Лас-Вегасе. Когда Марлен прибыла в театр под руку с Ноэлем Кауардом, толпа пришла в такой буйный восторг, что восстанавливать порядок пришлось полиции. Марлен не появлялась до полуночи. Кауард представил ее так остроумно, элегантно и блестяще, что его выступление даже включили в альбом премьеры вместе с несколькими лучшими песнями Марлен. Вот что он сказал:

Мы знаем, что Господь создал деревья, И птиц, и пчел,

И моря, чтобы в них могли плавать рыбы.

Мы также знаем,

Что ему хватило ума,

Чтобы создать необыкновенных женщин.

Когда Ева сказала Адаму:

«Пора называть меня мадам»,

Мир стал куда более интересным,

Что привело к смущению,

К современному заблуждению,

Что секс — это всего лишь приправа

Для женской прелести

Чистой и нечистой,

Но никогда не безуспешной.

Как мы с вами знаем,

От Венеры и Юноны

До Дамы с камелиями,

Это очарование, очевидно,

Соткано из мечтаний

Любого, самого невосприимчивого зрителя. Королева Нила

Своей улыбкой может добиться Результатов лучших, чем Женевская конвенция. И вот мы все можем насладиться Выступлением Елены Троянской В нашем замечательном кабаре. Я сомневаюсь, чтобы та могла Быть хоть на четверть так хороша, Как наша легендарная, очаровательная Марлен. Затем под непрекращающиеся овации Марлен спустилась по ступенькам, коснулась руки Кауарда и вошла в круг розового света. Она была ослепительна в платье от Жана-Луи. У всех присутствующих буквально захватило дух от изумления, когда они увидели знаменитую великолепную фигуру в платье за восемь тысяч долларов из черной сетки. Выступление Марлен было коротким — около сорока пяти минут. Она спела всего двенадцать песен. Большинство песен было из фильмов. Одна из них, песня Фредерика Холлендера «Ленивый полдень», которую Марлен так растягивала, что создавалось впечатление того, что она засыпает, так поразила Кеннета Тайнена, что много лет спустя он написал: «Для меня она воплощала в себе женщину каждого солдата, погибшего во время войны. Мне просто необходимо было с ней встретиться». И они встретились. Тайнену, пожалуй, самому известному английскому критику того времени, достаточно было только послать записку в гримерную актрисы, после чего Марлен буквально растаяла в его объятиях. Она согласилась поужинать с ним. Мгновенно распространились слухи об их романтической связи, но Ноэль Кауард сообщил Марлен, что Тайней женат. Так или иначе, но Марлен и Тайней сохранили теплые отношения на всю жизнь. В автобиографию Марлен включила большой фрагмент из статьи, которую он написал о ней. В пятидесятые годы Марлен проводила очень много времени в обществе Ноэля Кауарда, что давало почву для глупейших слухов. Знаменитое выступление Кауарда перед концертом Марлен в «Кафе де Пари» очень понравилось актрисе, и она стала использовать этот прием в дальнейшем. Ее представляли такие знаменитости, как фокусник Дэвид Никсон, Лоренс Харви, сэр Дональд Уолфит (цитировавший при этом Шекспира), Ван Джонсон, Герберт Лом и Роберт Морли, чья речь длилась так долго, что звезда шоу буквально вышла из себя: «Он что, забыл, что мне тоже платят за выход?» Все выступления Марлен предназначались для лондонского высшего света. Цены на билеты были абсолютно недоступны для простого человека с улицы. Каждое утро газеты сообщали о знаменитостях, посетивших выступление Марлен: Лоуренс Оливье и Вивьен Ли, сэр Александр Флеминг, Миша Шполянский с женой, принцесса Маргарет и член парламента от Ливерпуля Бесси Брэддок. Сезон в «Кафе де Пари» не прошел абсолютно безоблачно. Марлен согласилась принять участие в вечере «Сотни Звезд», проводимом Кауардом, а после сказала ему, что ей бы хотелось побывать на благотворительном садовом приеме в Риджентс Парке, где должны были собирать деньги в помощь слепым детям. Во время выступления Марлен споткнулась о кабель и сломала два пальца на левой ноге. Однако она не прервала выступлений и несколько вечеров пела, терзаемая жестокой болью, в растоптанных туфлях, замаскированных пышными юбками платья от Жана Луи. Буквально перед закрытием сезона Марлен отправилась на благотворительный обед, где собирали средства на борьбу с полиомиелитом. Рассказ матерей больных детей о том, что обычная простуда может оказаться первым симптомом детского паралича, поверг актрису в ужас. Затем случилась еще одна трагедия. Была убита молодая девушка-киприотка Гелла Кристофис, и ненавидевшая ее свекровь сожгла тело. Муж несчастной, Кристофер, работал официантом в «Кафе де Пари», и Марлен была потрясена, узнав, что у него на руках остались маленькие дети. Преодолев отвращение, она навестила Кристофера дома и дала ему денег, чтобы он мог заплатить за пребывание детей в Англии, пока идет судебное разбирательство. Спустя несколько месяцев Дональд Невилл-Уиллинг позвонил Марлен в Нью-Йорк, чтобы сообщить, что мамашу Кристофера признали виновной и повесили. В том году в Лондоне проходило множество благотворительных мероприятий. Однажды молодой человек написал Марлен о том, что он и его любовник купили билеты на ее концерт, но потом его друг попал в больницу, где выяснилось, что у него неоперабельный рак в последней стадии. Марлен навестила умирающего в больнице и спела для него те же двенадцать песен, которые исполняла на концерте. Несколькими днями позже этот человек умер. Марлен также сопровождала детей-сирот на вокзал Виктория, откуда они должны были отправиться на побережье. Она привезла с собой коробки конфет, и каждый ребенок, садясь в поезд, получил от нее поцелуй и автограф. Тем же поклонникам, кто терпеливо дожидался ее выхода из «Кафе де Пари», тоже доставался ласковый взгляд или улыбка, хотя Марлен и говорила, что начинает раздражаться.