| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Marlene Dietrich
содержание

В своей книге «Великие женщины французского шансона», где я писал и о Марлен, одну из глав я назвал «Вечерние посетители». Так же назывался знаменитый французский фильм сороковых годов, в котором блистала Арлетти. Эта актриса восстановила свою репутацию, хотя всего несколько лет назад ее обвиняли в сотрудничестве с нацистами. Естественно, я изменил название, но Марлен осталась недовольной.

— Мне не нравится, когда меня считают пришельцем из другой страны, дорогой, — сказала она. — От этого у меня создается впечатление, что я только что прибыла на Землю с другой планеты. Сколько раз, Дэвид, я говорила тебе, что не принадлежу ни к одной из твоих категорий. Ты почти так же ужасен, как Жан Кокто — он называл меня китайской рыбкой. Но раз уж мы говорим о твоей книге... Как звали ту женщину, что выступала в Монте-Карло, когда я там была? Она пела самую красивую песню, какую мне только доводилось слышать. Я репетировала ее для своего концерта, но мне не разрешили ее спеть. Очаровательная песня об отпуске в Испании.

— Это была Паташу, — откликнулся я. — Песня называлась «Voyage de noces», что означает «Медовый месяц».

— Я знаю, что это означает, — нетерпеливо перебила меня Марлен. — Мне хотелось бы знать, можешь ты спеть ее... со мной? «Vous avez du en faire des beaux voyages de noces, en montagne. Et vous avez du en faire des chateaux comme deux gos-ses — comme deux gosses en Espagne...» Я сказал Марлен, что голос ее все еще превосходен, и это было ей приятно.

— Что ж, я рада, что мы спели эту песню. Та женщина была великолепна. Но почему Мистенгет так ее ненавидела?

— Она называла ее Патамерд — сказал я.

— Паташит, — перевела Марлен. — Может быть, все из-за ее романа с Шевалье? Ай-яй-яй. Но как бы то ни было, мне хотелось спеть эту песню больше всего на свете. Я до сих пор сожалею, что мне не удалось этого сделать. После Монте-Карло Марлен выступала в Амстердаме. Здесь возникли проблемы со сценой. Во время репетиции Марлен споткнулась о гвоздь, торчавший из досок пола. Когда менеджер объяснил ей, что сейчас нет никого, кто мог бы все исправить, она взяла молоток у одного из рабочих и забила гвоздь собственными руками. Перед выступлением ее гримерная была завалена цветами. Марлен без лишней помпы отправила все цветы в дом-музей Анны Франк и полчаса провела в комнате, где был написан знаменитый дневник. В октябре Марлен вернулась в Штаты, чтобы еще раз выступить в Лас-Вегасе. На сцену она выходила в рубиново-красном платье, которое прикрывало ее «только там, где касалось тела». Когда Марлен пела свою первую песню «Посмотри на меня пристально», ее платье колыхалось, словно под порывами ветра. После Лас-Вегаса Марлен вернулась в Нью-Йорк. Несколько недель она провела в кругу семьи, работая над циклом статей для журналов под общим названием «Как быть любимой». Эта «доктрина» от Дитрих, написанная за скромный гонорар в двадцать тысяч долларов, кажется удивительно философской:

«Чтобы сделать мужчину счастливым, вам придется работать круглые сутки без выходных. У вас останется очень мало времени, чтобы отнестись серьезно к самим себе. А если у вас есть дети, то этого времени не останется вовсе. Мужчины говорят вам очень многое. Они говорят о своих желаниях и о том, что им не нравится. Они стоят на своем, когда им хочется поговорить с вами и когда вам лучше помолчать, когда вам нужно высказать свое мнение об их проблемах, а когда просто выслушать, когда задавать вопросы, а когда поцеловать без лишних слов, и когда взять за руку и молчать, молчать, молчать...» В конце мая 1955 г. Марлен прилетела в Лондон, чтобы подготовиться к новому сезону в «Кафе де Пари». На этот раз ее гонорар составлял шесть тысяч фунтов в неделю, и Невилл-Уиллинг даже не возражал. Он был старым другом, но и деловым человеком, поэтому отлично знал, что в проигрыше не окажется. На «Кафе де Пари» даже повесили мемориальную доску — ее прикрепили к колонне, к которой Марлен прислонилась, слушая нескончаемую овацию во время ее прошлого выступления. На доске было написано: «Здесь стояла Дитрих». В Лондоне возникла небольшая проблема с отелем. В «Дорчестере» любимый номер Марлен был занят актером Дэнни Кэем. Его попросили переехать в другую комнату, и он с радостью согласился. Премьера в «Кафе де Пари» практически не отличалась от других выступлений Марлен. В зале было полно знаменитостей — султан Джохора, Тайрон Пауэр, Лесли Кэрон и актер Клифтон Уэбб. Марлен выступала в точной копии того платья, в котором она только что пела в Лас-Вегасе. Представлял актрису ее друг, Дуглас Фербенкс- младший. Текст его выступления был написан драматургом Кристофером Фраем. Песни также повторяли шоу в Лас-Вегасе, за одним выдающимся исключением. Когда занавес опустился, Марлен вернулась на сцену и с причудливым, но удивительным акцентом «кокни» с легким налетом берлинского произношения спела еще одну чисто английскую песню. Как и в предыдущий сезон, Марлен каждый вечер встречалась с известными людьми. Госпожа Эдит Эванс, леди Вайолет Бонэм Картер (впоследствии леди Эсквит), Эва Барток, Орсон Уэллс и Бесси Брэддок — вот лишь немногие из тех, кто бывал на ее концертах. Бесси Брэддок, довольно крупная женщина, стала объектом внимания публики, когда Марлен начала расспрашивать ее о знаках на ее пальто. Миссис Брэддок поразила певицу, сообщив о том, что она является почетным президентом Ассоциации профессионального бокса. Затем она дала публике несколько полезных советов и в заключение пригласила Марлен провести день вместе с ней в Палате общин. Спустя неделю после этого необыкновенного события Марлен и миссис Брэддок обедали вместе в парламенте. Это стало явным знаком того, что Марлен поддерживает лейбористскую партию. Марлен окружила толпа возбужденных политиков, умолявших ее об автографе. Позже Марлен внимательно слушала парламентские дебаты между представителями оппозиции Гербертом Морри-соном и Клементом Эттли, дискуссию по поводу безработицы на Ямайке и о выращивании маранты в Сент-Винсенте. Марлен также встретилась с Мэнни Шинвеллом и буквально на минуту разминулась с Гарольдом Вильсоном. Выйдя из парламента, Марлен сообщила прессе: «Сегодня я узнала кое-что о маранте. Мне стоит узнать о ней побольше, не так ли?» Во время выступлений в «Кафе де Пари» Марлен присутствовала на бале «Английских Роз», благотворительном вечере в отеле «Дорчестер». Она согласилась спеть, но в последний момент выяснилось, что ее контракт запрещает ей выступления в других местах. Тогда было решено разыграть право на танец с ней. К концу вечера Марлен собрала более пяти тысяч фунтов. Через несколько недель Марлен все же спела на приеме, устроенном леди Астор на Аппер-Гросвенорстрит. Почетными гостями на приеме были королева Елизавета и принц Филипп, а также принцессы Маргарет и Александра. Сопровождал Марлен актер Майк Тодд, красивый молодой человек, внешне похожий на Ремарка, любивший тратить деньги и жить на широкую ногу. В 1950 г. он развелся с голливудской звездой Джоан Блонделл и находился в подавленном состоянии. Но его возвращение в свет произошло с таким блеском, что поразило даже самых близких друзей. В 1952 и 1953 годах он открывал «Ночь в Венеции» на стадионе в Джонс Бич — экстравагантное представление с участием всей труппы «Метрополитен Опера» и еще трех сотен артистов, разместившихся на гигантской сцене. Исполнялась музыка Штрауса. Устройство этого концерта обошлось более чем в полмиллиона долларов. Когда Тодд предложил Марлен принять участие в его последнем проекте — съемках фильма «Вокруг света за восемьдесят дней», — она не раздумывала ни минуты. Главные роли в картине играли Дэвид Наивен (Филеас Фогг), Роберт Ньютон, Ширли Маклейн и Кантинфлас. Но основным украшением фильма были известные актеры, игравшие небольшие роли. Многие из них были друзьями Тодда. В фильме приняли участие Джордж Рафт, Сезар Ромеро, Чарльз Бойер, Роберт Морли, Рональд Колмен, Виктор Маклаглен, Глинис Джонс, Фернандель и Ноэль Кауард. Музыку к картине написал Виктор Янг. Янг дирижировал оркестром, когда Марлен записывала на студии «Брунсвик» «Влюбляясь снова», «Заговорщики» и «Лили Марлен». У Тодда Марлен сыграла королеву мюзик-холла из Сан-Франциско. Хотя на экране она была всего несколько минут, исполнила она свою роль с блеском.

— Не хочешь мне что-нибудь рассказать о «Вокруг света за восемьдесят дней»? — спросил я.

— Ну конечно, — подхватила Марлен. — Это был замечательный фильм. Мне удалось поработать с Фрэнком Синатрой — он играл роль моего пианиста. Синатра был моим любимым американским певцом. У нас с ним много общего. Фрэнк тоже не выносил, когда мерзкие журналисты совали свои носы в его дела. Вот почему он всегда выглядел таким суровым. На самом же деле он был очень нежным, мягким человеком...