| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Категория "Стиль" в кино
содержание

Свою классификацию он осуществляет по принципу общности способов видения. Так, линейность и живописность для Вельфлина — "два миросозерцания, по-разному ориентированные в смысле вкуса и интереса к миру, каждое из которых, однако, способно дать законченную картину видимого". Вельфлин различает "искусство сущего и искусство видимости". Искусство "сущего" Вельфлин характеризует как "объективное", основанное на прочных обязательных отношениях, искусство "видимости" Вельфлин характеризует как стиль, настроенный больше субъективно и кладущий в основу изображения картину, в которой глазу действительно является видимость и которая часто имеет весьма мало сходства с представлением о подлинном образе вещей". Стиль Вельфлин рассматривает прежде всего как единство, и для выявления закономерности этого единства он использует понятие "необходимость": "Каждое художественное произведение оформлено, представляет собой организм. Существенным для него принципом является присущий ему характер необходимости: в нем ничего не может быть изменено или смещено, но все должно быть таким, как оно есть". Единство произведения Вельфлин видит в гармонии части и целого, когда "все существенное в ощущении формы содержится уже в самой мелкой детали" или "об органической слаженности можно говорить только там, где деталь является необходимой частью целого, а понятие свободы и самостоятельности приобретает смысл лишь в тех случаях, когда деталь, будучи вплетена в целое, все же ощущается как независимо функциональный элемент". В стиле, по мнению Вельфлина, необходимо выделить "доминанту", некий "руководящий элемент". Эволюция стилей, являясь отражением эволюции стилевого мышления, выражается через смену доминант (так, например, линии, являясь доминантой в линейном стиле, в живописном стиле утрачивают функцию "руководящего элемента"). Анализируя противоположные принципы стиля (по схеме пяти пар понятий), Вельфлин показывает возможность сочетания этих принципов в соответствующих стилевых системах. Так, живописность несовместима с плоскостностью, требует глубинности и тяготеет к тектоничности; "линейная пластичность так же связана с компактными пространственными слоями плоскостного стиля, как тектоническая замкнутость обладает естественным родством с самостоятельностью составных частей и прозрачной ясностью. С другой стороны, неполная ясность формы и цельный эффект при обесцененных деталях сами собой связываются с атектоничностью и текучестью и прекрасно находят себе место в сфере импрессионистически — живописной концепции". Свою книгу Вельфлин заканчивает замечательной мыслью о необходимости рассматривать искусствоведение не изолированно, а в широком контексте; по его мнению "история искусства как учение о формах видения притязает не только на роль отнюдь не обязательного спутника в обществе исторических дисциплин, но необходимо является как бы глазами этих дисциплин". Как мы видим, и Кон-Винер, и Генрих Вельфлин трактуют стиль в категориях формы. Стиль это форма, устремленная к совершенству пропорций, при этом решающая роль отводится внутренним имманентным законам движения стиля. Понимание стиля как единства характерно и для современной науки. Где нет художественного закона или закономерности, нет и стиля в собственном смысле этого слова. Наоборот, когда соотношение элементов художественного целого достигает такой степени единства, соответствия, внутренней необходимости, взаимообусловленности, что можно говорить о художественном законе этого соотношения, тогда в художественной системе необходимы именно эти элементы и недопустимы другие, — перед нами стиль". Понять стиль — значит понять проявляющуюся в нем художественную закономерность уловить логику, художественный смысл. Однако понимание стиля как эстетической категории, реализующей единство целого, еще неполно. Категория "стиль" — многоаспектна и многомерна. Стиль — категория не только общая, но и одновременно частная. Стиль единичен и одновременно множественен, локален и универсален. Соотнесенность единичности и множественности, локальности и универсальности так же, как и диалектическое взаимодействие всех сущностных признаков стиля, делает невозможным сведение категории к строгой абстрактной дефиниции. Кроме того, как уже отмечалось, сложность определения категории "стиль" заключается в "причастности", "пребываемости" и одновременной "вненаходимости" стиля по отношению к целому ряду других эстетических категорий.