| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Категория "Стиль" в кино
содержание

В трактате "О возвышенном" Псевдо-Лонгина высказана мысль о том, что наилучшая фигура та, которая наиболее скрывает свою сущность". В художественно ценных произведениях интеллектуального плана идея скрывает свою сущность в самой структуре произведения и благодаря этому становится идеей художественной, хотя сама идея умозрительно -интеллектуальна. Если же в произведении мысль обнажена, не "снята" художественной структурой или другой формой художественности, она не становится явлением искусства. Художественная структура, "снимая" чистую интеллектуальность, сообщает ей новое качество, а не приводит к исчезновению. Современные интеллектуальные структуры вторгаются в различные философские концепции, а через них — в сферу искусства. Рассмотрим, например, искусство, связанное с крочеанской концепцией игры (человек только тогда человек, когда он ввергнут в игру, то есть когда он освобождается из-под власти естественной и механической причинности и начинает действовать духовно). Очень часто в игре исследуется то, что в западном кинематографе получило название некоммуникабельности, отчуждения. К крочеанской игре склонен кинематограф Антониони. В антониониевской игре человек катастрофически несвободен. Здесь игра некоммуникабельна. Она не сближает, а лишь подчеркивает разобщенность, отдельность людей. Ввергнутость в игру трагична. Судьба человека предопределена. Действие фильмов Антониони разворачивается, как правило, в субъективно-концептуальном пространстве — времени. Это неостановимая игра, где человек неадекватен самому себе. Иной пример использования понимания игры рассмотрим на примере романа Макса Фриша "Назову себя Гантенбайном". Д. Затонский остроумно заметил: "Роман Фриша — это цельность, играющая сама с собой во фрагментарность". Стиль Фриша причудлив, фантастичен и напоминает хрупкое здание с множеством переходов, воздушных арок и пролетов. Но это первое впечатление скоро сменяется убежденностью, что за воздушностью и кажущейся легкостью скрыт жесткий интеллектуальный каркас, строгая заданная конструкция. Рассчитанная до мелочей, ставящая задачей исследовать тему дуализма, расщепления, распада личности, фатального отчуждения человека от самого себя, его вынужденность подыскивать роли, вести бесконечную игру, чтобы как-то вписаться в окружающую действительность, где все нестойко, зыбко, ложно... Сам Фриш мотивирует необходимость данной интеллектуальной конструкции имеющейся определенной мировоззренческой установкой, объясняя фрагментарность, "разорванность", "незавершенность" стиля, он пишет: "...Какой-то католик, который способен вообразить себя посреди замкнутого порядка, имеет, конечно, право на завершенность, его мир — завершен. Однако позиция большинства современников, думается мне, — это вопрос. И форма, пока на вопрос нет и полного ответа, а может быть лишь предварительной, вероятно, единственно приличествующим ей обликом, и в самом деле является фрагмент...". Итак, мы говорим о художественном стиле как о порождении способа творческого мышления, сопряженного с мировоззрением художника. Общественно-исторические, социальные условия являются тем непосредственным фактором, который формирует совокупность взглядов художника, его мировоззрение. Сообразно своим мировоззренческим установкам, художник ориентируется на тот или иной творческий метод, под которым понимается совокупность идейно-эстетических принципов художественного отбора, оценки и обобщения явлений действительности. В рамках метода сообразно своей художественной концепции, эстетическому идеалу, художник строит ту или иную систему образности, выбирая из массы приемов и выразительных средств те, которые наиболее органичны для воплощения его замысла, то есть формирует стилевой ряд. Эти рассуждения можно обозначить следующей парадигмой: Общественно-исторические условия: социальная среда Мировоззрение Творческий метод Художественная концепция Стилевая концепция Система образности, поэтика Стилистика Художественные приемы, средства выразительности. Говоря о стиле, нельзя обойти стороной и вопрос жанра, ибо стиль, кроме общей детерминации методом, также подчиняется и жанровой обусловленности.