| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Категория "Стиль" в кино
содержание

Исследуя природу восприятия, Арнхейм резюмирует: "Восприятие не является механическим регистрированием сенсорных элементов, оно оказывается поистине творческой способностью мгновенного охватывания действительности... "Теперь уже стало очевидным, что качества, характеризующие деятельность мыслителя и художника, свойственны любому проявлению разума". В различных умственных способностях действуют общие принципы, так как мозг всегда функционирует как целое. Следовательно, любое восприятие есть и мышление, любое рассуждение есть в то же время интуиция, любое наблюдение — творчество. Поскольку восприятие не есть механическое регистрирование элементов, а представляет собой постижение значимых моделей структуры, т.е. целого, то применительно к художественному восприятию Арнхейм делает вывод о том, что художник не копирует действительность, а художественное изображение объекта не есть его подобие. Более того, Арнхейм утверждает, что способность к художественной деятельности не является привилегией особо одаренных индивидов, но есть принадлежность каждой здоровой личности, которой природа подарила пару глаз. Отсюда призыв изучать искусство как неотъемлемую часть изучения природы человека. Исследование вопроса о взаимоотношении между теорией визуальных видов искусства и соответствующей психологической теорией видится исследователю как главная задача. Арнхейм не случайно структурирует свое "Искусство и визуальное восприятие" таким образом, что основные главы имеют в качестве названий такие понятия, как "равновесие", "очертание", "форма", "развитие", "пространство", "свет", "цвет", "движение" и "выразительность". С его точки зрения, каждый акт восприятия есть "визуальное суждение". Важнейшим признаком художественного образа Арнхейм полагает его динамичность. "Любая линия, нарисованная на листе бумаги, любая наипростейшая форма, вылепленная из куска глины, подобны камню, брошенному в пруд. Все это — нарушение покоя, мобилизация пространства ". Следовательно, зрение — это восприятие действия. Значимым моментом для осмысления визуального образа ученый определяет понятием равновесия. Поскольку вся вселенная стремится к состоянию равновесия, в котором устраняются существующие несимметричные образования, то любая психическая деятельность и, в частности, художественная, может быть определена как стремление к равновесию. Способность художника в каждом частном случае увидеть общее во всем его разнообразии — есть способ символизации реальности. Стало быть, визуальный образ, создаваемый художником, полностью символичен. Небольшое число характерных особенностей обуславливает индивидуальность воспринимаемого объекта и создает интегрированную модель. Каждый взгляд человека — это предвосхищение способности человека создавать модели и миры средствами организации формы. В своей работе "Современное искусство и кино" Арнхейм доказывает, что непосредственное воспроизведение "физической реальности " обрекает кино на пассивное восприятие и передачу неосознанного опыта. Кинематограф же призван преобразовать действительность. Кино способно создавать новый тип познания, который не соответствует "физической реальности". Не только отражать, но и создавать новый тип реальности — такова задача киноискусства. "В будущем в основе работы кинематографистов будет создание и использование нового порядка сознания, существующего независимо от физического порядка вещей. В то время как другие виды изобразительного искусства будут исследовать вторую сторону этой раздвоенности — мир физических вещей, в которых так приятно отсутствует разум". Сегодня теоретические концепции Рудольфа Арнхейма доказали свою актуальность: отказ "копировать" реальность стал общим местом многих режиссеров современного кино, визитной карточкой которых становится приверженность идее "отображения неотобразимого и представления непредставимого". Специфическую точку зрения на кинематографическую реальность высказывает американский философ и эстетик Сьюзен Лангер. По ее мнению, реальность искусства — это реальность сама по себе, в которой свои законы и свои точки отсчета. Эти измерения иллюзорны, виртуальны. Первейшая проблема для художника, — пишет Лангер, — это символическое преобразование субъективно понятых реальностей в объективные сходства, которые узнаются как их выражение в чувственной форме. Она начинается с образования иллюзии, представляющей собой субстанцию каждого произведения". В работе "Заметки о кино" Лангер высказывает мнение о том, что выразительные возможности языка кино требуют философского и эстетического осмысления. Исследователь говорит об особом типе изображения, в котором она видит специфику кино и который она определяет как "сновидческий". "Кино соответствует сну по способу осуществления, оно создает воображаемое настоящее (virtual present), последовательность непосредственно ощущаемых фантомов. Это и есть сновидческий метод". Кинокамера, как и человек, смотрящий сон, всегда в центре изображаемых событий. Говоря о достоверности, аутентичности кинематографа, Лангер объясняет эти качества тем, что он есть "иллюзия" реальности, ее "видимость". Схожие идеи мы найдем и в работе Жана Дебрекса "Основы киноискусства". С одной стороны, теоретик подчеркивает сходство впечатлений, порождаемых фильмом с впечатлениями от самой реальности, с другой — сравнивает восприятие фильма с особым гипнотическим со стоянием, при котором сильно возбуждено воображение. Фильм Дебрекс трактует как своеобразный синтез "физической репрезентации и мира психической репрезентации".