| главная | ссылки | контакты | гостевая | ENGLISH | FRANÇAIS


Я был бандитом, а не ангелом

солнце». Приветствует Мельвиля, напомнив, что тот «любил лишь «звезд». В своем личном пантеоне он находит также Джозефа Лоузи (в фильме которого «Господин Клейн» был продюсером и сыграл одну из самых значительных ролей), «Старика» (Жана Габена) и Роми (на всю жизнь)...
«Мои лучшие годы — это 25 лет, — говорит он. — Да и то все было случайностью. Вся моя жизнь — сплошная случайность». Паренек с лицом ангела и повадками бандита или наоборот, возник неизвестно откуда, «без всяких желаний, за тысячу километров от мысли заняться кино»... Молодой Ален Д. был куда больше бандитом, чем ангелом. И сразу нашел свое место на экране. Его темперамент, жадность, безотчетный порыв, тщательно культивируемая моложавость и апломб, неспособный всегда стереть неуловимую возбужденность, обволакивающую его, как вторая кожа, вызывали ответную реакцию... За короткое десятилетие он был «сделан» благодаря уже вошедшим в легенду ролям, возвысившим его над самим собой. Да, он признает себя честолюбцем и гордецом, используя для этого чисто спортивную терминологию: «Я бежал, чтобы выиграть. И прямо об этом заявил. А это не понравилось. Тем хуже. Скажите по совести, знаете ли вы бегуна, который бы бежал, чтобы проиграть?» Овладев по-настоящему «профессиональным взглядом» на вещи, он участвовал в проектах, в успехе которых еще не был уверен, коммерческие достоинства которых еще надо было доказать, но главным образом стремясь обогатить самого себя.
Ибо сага Делона — это также история удивительного self made myth, человека, который рано понял, что его лучший капитал — это сам Делон, и который управлялся с этим капиталом с поразительным умением. Став с 1964 года своим собственным продюсером, он финансировал менее чем за 30 лет двадцать четыре фильма. Те, кто внедрил имидж «человека с убийственным взглядом, сжатыми скулами и с 45-мм кольтом в руке для строптивых», мента там, мента сям, дал и ему в руки некую жилу. «Я отвечал потребностям публики», — комментирует Делон. И справедливо отмечает, что недостаточно говорят о других его фильмах, о том, когда он рисковал, о его честолюбии... По поводу первого фильма, где он был продюсером: «Непримиримого» Алена Кавалье. Он считает, что «сюжет был жесткий, а герой малосимпатичный». И напоминает, что «Наша история» Бертрана Блие стала возможна только благодаря ему. Но в связи с разговорами о провале замечает: «О провале могли бы говорить в том случае, если бы утверждали: «В этой роли Делон вызывает рвоту». Но этого никто не сказал. Напротив, все утверждали: «Он великолепен». Однако верно и то, что тому зрителю, которому я всегда нравился, на сей раз я не подошел. Они не хотели видеть Делона рогоносца, алкоголика, плачущего... Как и недавно не приняли постаревшего Делона в «Возвращении Казановы». Что делать? Взять кольт, плащ и пойти по новой? Мне это противно».
Что делать? Этот навязчивый вопрос преследует Делона в последние годы. По меньшей мере можно сказать, что он потерял нюх. Делает неудачный выбор. В результате — пустые залы. Развеянная, улетучившаяся магия. Необратимый ли это процесс?
Он не уходит от ответа и размышляет вслух: «Все не так сложно». Изменилась система. Он не представляет себя в образе просителя у подпевал с телевидения, этих новых владык

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
страницы
1 2 3